Туляки много работали, а пили за чужой счет

Заглянуть в прошлое и попробовать представить себе, какой была Тула и туляки в XVIII веке, предлагает наша читательница, историк-любитель Елена Сколодова.

Заглянуть в прошлое и попробовать представить себе, какой была Тула и туляки в XVIII веке, предлагает наша читательница, историк-любитель Елена Сколодова.


Фотографии в XVIII веке еще не было, поэтому первый обзорный панорамный
снимок родного города туляки  увидели лишь в XIX веке.

Тульские слободы

Тула в XVIII веке была небольшим симпатичным городком. Тула имела три предместья. Первое – Посадская сторона – располагалось по течению Упы на левом берегу у кремля. Второе предместье, Зарецкая сторона, было на правом берегу Упы. Третье, Чулковская слобода, на том же берегу напротив крепости.
Город располагался по обе стороны реки, в низине. Места были болотистыми, дома свои туляки укрепляли насыпями, из-за чего выстраивались они не по прямой линии, а беспорядочно. Почти все здания были деревянными. Из-за частых пожаров в то время выгорали целые улицы! Страшные пожары были в Туле в 1779 и 1781 годах. Тогда сгорела седьмая часть города – 450 домов!
В первой половине XVIII в. в Туле было восемь городских слобод: Фроловская, Павшинская, Петровская, Стрелецкая, Кузнецкая, Ямская, Гончарная, Чулкова. (Слободами в старину на Руси называли населенные пункты, жители которых были свободны от государственных повинностей). 21 храм украшал город.
В 1779 году был утвержден новый план Тулы. Он сохранил исторически сложившуюся структуру города – разделение его на три части и ориентацию улиц на кремль. Но еще придал улицам четкость и упорядоченность. Тулу перестраивали заново «по красной линии», улицы выпрямляли. А дома, которые в них не вписывались, просто-напросто сносили. Город разделили на две части: с левой от Упы стороны жили одни только оружейники, а с правой – купцы, мещане и прочий люд.
Андрей Тимофеевич Болотов писал тогда о Туле: «Город так много во всем преобразился, что если б можно было воскресить ныне кого-нибудь из умерших в тогдашнее время, то он и не узнал бы его почти совсем, а почел бы его каким-нибудь другим городом».
Русский путешественник Владимир Измайлов оставил такое описание: «Я гулял три часа по городу. Лучшие здания в Туле театр, присутственные места, Воспитательный дом, Смирительный и прочие. Церквей довольно, как и во всех городах России. Тула нравится тем, что все дома низенькие и светлые и представляют образ счастливой посредственности. Из каждого уголка города видны цветущие поля. Из каждого уголка можно гулять глазами по прекрасному лугу, где пасутся стада, рассеяны деревеньки по бережкам ручейков…»

Женщины – не в счет!

Во второй половине XVIII века население Тулы составляло восемь с половиной тысяч человек. Правда, во время ревизий (переписи населения) учитывалось только количество «душ мужского пола». Увы, женщин в расчет не брали. Они состояли при главе семьи – муже, отце или брате.

В середине XVIII века 54% жителей Тулы (мужчины) составляли казенные оружейники, 33% – «посадские» (ремесленники и торговые), 8% – крестьяне и дворовые, 2,5% – духовенство, 1,5% – военные и приказные, около 1% – дворяне.

Гости Тулы конца XVIII-начала XIX века, по-разному описывали внешность и нравы туляков. Писатель Андрей Глаголев писал: «Размалеванное белилами лицо и черные зубы почитаются здесь красотою нежного пола. В особенное уважение принимается тучность тела, и, чтобы скрыть недостатки свои в этом отношении, тульские женщины нанизывают на себя от полдюжины до дюжины исподних юбок… А наряды мужчин состоят в распашном халате, ситцевой рубашке, в голубых китайчатых шароварах и в пуховой или шелковой шляпе, которая надевается всегда набекрень. Некоторые из щеголей белятся и румянятся подобно женщинам».
Судя по запискам Глаголева, туляки были буками: «Нравы тульских граждан похожи более на иностранные, нежели на русские. Гостеприимство, столь свято почитаемое в Москве и по всей России, по-видимому, не пользуется равным уважением в Туле. Ворота с утра до вечера почти всегда заперты. Чтобы войти в дом, надобно позвенеть в колокольчик, а по звону старая служанка, высунувшись в калитку, пробормочет суровым голосом, что хозяин ее спит или нет его дома. Слушая всегда и везде один и тот же ответ, невольно подумаешь, что вся Тула спит непробудным сном или нет ее дома…»


Барышни Тулы славились своим сварливым характером,
зато были очень симпатичными!

Туляки пили, но мало

Помещик Мясо­едов оставил нам описание тульских крестьян: «Большею частью приветливы и трудолюбивы (но не женщины, которые в трудах далеко уступают смолянкам и калужанкам). Легко склоняются по увлечению на добро и зло, готовы на мщение за безделку. Терпеливы до невероятности, но упрямы и редко кого признают умнее себя… Пьянство чрезмерным считать нельзя – на 100 человек есть десять вовсе не пьющих, 70 пьющих только на чужой счет или по случаю и один такой, который готов пропить с себя последнюю рубаху». Еще одна особенность – страстная любовь туляков к голубям. Почти в каждом доме были стаи голубей и голубятни. Вот такими были наши с вами предки!

Продолжение следует.

 

16 марта 2010, в 16:56
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день