Невеста по наследству

Николай, армейский друг Василия, во время службы вел активную переписку с девушками со всей страны. Он хвастался письмами от девушек, показывал фотки. Василию очень понравилась Лена из Тулы. Перед самым дембелем от Кольки-казановы Вася получил при

Николай, армейский друг Василия, во время службы вел активную переписку с девушками со всей страны. Он хвастался письмами от девушек, показывал фотки. Василию очень понравилась Лена из Тулы. Перед самым дембелем от Кольки-казановы Вася получил приглашение на свадьбу в... Тулу. Приехал прямо к загсу, а жених не явился...


фото Fotolia/PhotoXPress.ru

«Черный кот»
…После «дипломатичной» речи шафера невеста внезапно обмякла и повалилась навзничь, – хорошо, что ее подружки стояли плотным кольцом и упасть Елене не позволили – подхватили на руки, стали платками обмахивать, кто-то воды подал… Я тоже подбежал, но на меня зашикали: «Ты что, сдурел?! Она сейчас твою форму увидит, и вообще не откачаем!» Спорить я не стал – кто я ей? Абсолютно посторонний парень… Я всегда был стеснительным в отношениях с девушками. Но тут меня словно подменили: я вдруг вспомнил армейского старшину, который любил приговаривать: «С танком, как с бабой: не будешь управлять – задавит!» И как только Елена пришла в себя и заплакала на отцовской груди, я понял, что пора заявить, кто на этих «маневрах» механик-водитель:
– Здравствуйте, я вместе с Николаем служил, письма Ваши читал. Предлагаю Вам руку и сердце. Буду любить и уважать!
Мой напор произвел эффект: невеста зарыдала еще громче.  Но родителям отступать было некуда (уплачено!), и в моем полку прибыло – сначала мать Лены, а потом и сам отец наперебой стали успокаивать дочь, говорить, что все к лучшему… На последнее отцовское «Зачем тебе тот козел, раз он такой… козел?» и возразить было нечего, невеста от неожиданности даже заулыбалась и впервые глянула на меня. Пристально так глянула, прямо в душу. А я и рад был, мне скрывать-то нечего: люблю!
А потом был пир горой, танцы и тосты. После каждого «Горько!» мы на радость гостей целовались все дольше и дольше… А потом я с невестой танцевал под шлягер «Черный кот» Тамары Миансаровой и каждый из нас знал: нам точно повезло!
 
Опять рыжий!
Неважно, как люди женятся, важно, как долго потом живут. Я женился внезапно, но ведь по любви! И Лене я сразу понравился… Вначале больше я о себе рассказывал: о Лене я и так все из писем знал. Наизусть. Но готов был узнавать еще и еще… Мы не могли наговориться!
Как только я паспорт получил, сразу на завод пошел. Назначили мастером. Комнату нам в коммуналке дали – живи не хочу… Через девять месяцев Лена родила мне сына. Я прыгал от радости! И тесть с тещей были на седьмом небе от счастья. Но у меня, наверное, судьба такая, что где радость – там и беда недалеко. Когда года через полтора у моего пацана стали волосы рыжеть, я еще терпел, но когда у него и нос картошкой обозначился, как у Николая, у меня «мозаика» и сложилась…Какие тут сомнения – ясно все!
Поначалу жене ничего не говорил, держался. Но занозы в сердце не утаишь, и тяжелый разговор состоялся.
Как-то перед сном Лена не выдержала и зарыдала в подушку: «Вижу я, что сомневаешься ты, твой ли это сын. Я и сама стала сомневаться. Ведь как все получилось? Год мы переписывались с этим Николаем, потом он при­ехал, целый месяц мне здесь голову морочил, в любви клялся, заявление в загс подали…

Два дня до свадьбы оставалось – он, подлец, так подластился, пристал, как банный лист, мы, мол, уже, считай, муж и жена, – что ты меня мучаешь?! Ну я и не устояла…

И всего-то один раз у нас с ним было! Я уверена была – наш с тобой это ребенок! Тебя я полюбила, только тебя. Прости. Если не можешь, то оставь нас…
Остался я, разумеется. Сына я любил жутко – первое слово, которое он сказал, было «папа»! Я его тогда на радостях едва не затискал, жена отняла: «Да ты что, бешеный? У него же кости не выдержат ласк твоих!»

«Заевшая пластинка»
Жизнь наша продолжалась в любви и согласии. Родила мне Елена еще одного сынишку – как две капли воды на меня похож: белобрысый и курносый. Все было хорошо, пока старший сын школу не закончил и в Москву не уехал…
И вот пишет мой первенец, студент первого курса университета, что он, дескать, с девушкой познакомился и они уже заявление в загс отнесли! А в конце письма приписка: «Как распишемся, приедем к вам, готовьтесь к свадьбе!» Каково? Без согласия родителей! Прямо как мы когда-то… Если бы я знал, НАСКОЛЬКО я был прав!
Мы рады были так, что не описать. Ночей не спали, ждали смотрин. И вот «молодые» приехали. Заходят в комнату – мы с женой как их увидели, так и замерли! Прямо немая сцена из «Ревизора», только на современный лад: стоит стол накрытый, за ним сидят отец с матерью (челюсти отвисли, глаза округлились) и смотрят в одну точку, туда, где стоят жених и невеста… «Молодые» похожи были, как брат с сестрой: она – как и он, рыжая, и у обоих – нос картошкой, как у Николая! В мозгу у меня вертелась «заевшая пластинка»: «Как брат с сестрой, как брат с сестрой…»

Индийское кино
Первой из ступора вышла моя супруга:
– Татьяна (молодую Таней звали), а как Вас…  по отчеству?
– Мам, ну причем тут отчество?, – вмешался ничего не подозревающий сын. – Рано ей по отчеству-то… Ну, Николаевна она. А фамилию мою взяла.
Совсем мне «хорошо» стало. Так «хорошо», что в гроб краше кладут…
Спрашиваю: «А кто из ее родственников на свадьбу придет?» А сам чувствую, что мне любой ответ не понравится: сердце в груди «бухает», как будто молот по мягкой наковальне, в ушах кровь шумит… И слышу сквозь этот кошмар ответ сына: «Будут мать Татьяны и ее отчим. Других родственников у них нет. Про отца ничего не знает, как и он про нее. Мать Татьяны по переписке познакомилась с одним солдатом, а тот оказался таким ловеласом… Жить моя теща с ним не стала, так что от того «казановы армейского» только отчество и осталось…»
«Вот сволочь!» – ругнулся я про себя… То есть я думал, что про себя, но поймал удивленный взгляд сына, и Лена меня в бок толкнула. Пришлось выкручиваться: «Да я ж забыл вино из холодильника вынуть – теперь горчить будет! В смысле: «Горько!», – «молодые» заулыбались, и напряжение спало. Но – только внешне. Я лихорадочно соображал: «Елена и мать Татьяны – обе бывшие «заочницы» Николая. Получается, что мой сын и Татьяна… брат с сестрой?! А я еще над индийским кино смеялся, а тут – сценарий готовый!»
В итоге отпраздновали мы свадьбу. А что сделаешь? Не перессказывать же «молодым» сюжет индийской мелодрамы: «Сынок, эта девушка – твоя сестра, а я – не твой настоящий отец!», – бред какой-то…
«Молодые» у нас погостили и уеха­ли к себе в Москву. А мы в срочном порядке все библиотеки перерыли, врачей и знакомых опрашивали – наводили справки о кровосмешении и законах генетики… Одни доктора запугивали, другие успокаивали. Я понял, что генетика – это такая наука, где никто ничего не гарантирует. И мы с женой решили просто поверить в хорошее. И это сработало! Внуки наши растут здоровыми (причем оба на меня похожи).  Получается, любовь-то посильней генетики будет…

“ Как только я паспорт получил, сразу на завод пошел. Назначили мастером. Комнату нам в коммуналке дали – живи не хочу… Через девять месяцев Лена родила мне сына. Я прыгал от радости! И тесть с тещей были на седьмом небе от счастья. Но у меня, наверное, судьба такая, что где радость – там и беда недалеко. Когда года через полтора у моего пацана стали волосы рыжеть, я еще терпел, но когда у него и нос картошкой обозначился, как у Николая, у меня «мозаика» и сложилась…Какие тут сомнения – ясно все!

Василий К.

 

9 марта 2010, в 15:12
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день