Тонио Гуерра украл кусочек Ясной поляны

Великий итальянский сценарист пригласил корреспондентов "Слободы" на чашку чая и дал для читателей еженедельника эксклюзивное интервью.

Великий итальянский сценарист пригласил корреспондентов "Слободы" на чашку чая и дал для читателей еженедельника эксклюзивное интервью.

Лариса ТИМОФЕЕВА.
Фото Сергея КИРЕЕВА.


Тонино Гуэрра любит все русское: стихи Блока и Есенина, романы Толстого, фильмы Тарковского и Параджанова, русский снег и свою жену - Лору Яблочкину.

ИЗ ДОСЬЕ "СЛОБОДЫ"
Тонино Гуэрра

Итальянский сценарист, поэт, художник.

Родился 16 марта 1920 года в деревушке Сан-Арканджело.

Окончил педагогический факультет университета Урбино.

Семья: жена Элеонора Яблочкина, которую он называет Лора.

Награжден орденом Дружбы (Россия).

Почетный доктор ВГИК им. С. А. Гераси-мова.

Избранная фильмография: "Ностальгия", "Время путешествия", "Красная Пустыня", "Идентификация женщины", "Амаркорд", "Икорабль плывет", "Джинджер и Фред", "Репетиция оркестра", "Казанова".

Тонино Гуэрра - фигура для мирового кинематографа знаковая. По сценариям великого итальянца снимали свои лучшие фильмы Федерико Феллини и Микеланджело Антониони, Андрей Тар-ковский и Владимир Нау-мов, Акира Куросава и Тео Ангелопулос. В копилке Гуэрры - шесть "Оскаров", восемь "Пальмовых ветвей" и несчетное количество всевозможных наград разных фестивалей.

Вместе со своей русской женой Лорой Тонино Гуэрра живет вдалеке от цивилизации: в своем доме в городке Пеннабилли, неподалеку от Римини.

Несмотря на почтенный возраст, Тонино любит путешествовать. И вот, наконец, добрался и до Тульской области. Вернее, до Крапивны. А потом его пригласил отдохнуть в Ясной Поляне Владимир Ильич Толстой. В минувшее воскресенье пара неспешно прогуливалась по толстовским аллеям. Лора ласково называла мужа Тониночка, а он нежно держал ее за руку.

От внезапно нахлынувшего дождя супруги спрятались на веранде, где для них уже был накрыт чайный стол с пирогами и медом. Прихлебывая чай из блю-дечка, Тонино с удовольствием ответил на наши вопросы. Переводчиком выступила Лора - она блестяще владеет итальянским.

- Вам понравилась Ясная Поляна?

- Я попал в мир размышлений и раздумий. Этим воздухом дышал один из самых великих людей, которые когда-либо рождались в мире, - Лев Толстой. Я благодарю потомка этого великого человека (Владимира Ильича Толстого, праправнука писателя. - Прим. авт.), который так добр к людям, которые сюда приезжают. Я чувствую уважение ко мне, которого я, может быть, и не заслуживаю... Это потому, что во мне всегда есть желание что-то своровать!

Тонино смеется. Смеется и Лора:

- Так он называет вещи, которые берет на память, - пояснила она.

- Например, из Ясной Поляны мы увезем немного земли. А вообще вещи, которые я украл, потом становятся фундаментом для историй. Например, в доме-музее режиссера Сергея Эйзенштейна я украл камень! Это потрясающая история! Перед тем как уйти, мне захотелось что-нибудь своровать, ну хоть камешек. "Это городская квартира, здесь нет камешка", - отвечает мне директор Наум Клейман. Тогда я говорю: "А если есть, я его возьму?" Иду в другую комнату, возвращаюсь и показываю ему камень. Клейман удивлен: "Я первый раз его вижу". Как он попал на книжную полку, никто так и не вспомнил. Потом я придумал историю: откуда пришел этот крымский камень, где его подобрал Эйзенштейн и так далее.

- Какие фильмы Вы любите смотреть?

- В России была великая мультипликация: Хитрук, Норштейн, Хржановский. Жаль, что в перестройку власти не поддержали анимацию... Сейчас я люблю кино Востока, например, фильм молодого корейского режиссера Кима Ки-Дука "Весна, Лето, Зима, и опять Весна". Из русского - фильм Сокурова "Солнце", в нем столько тонкой скрытой поэзии! Люблю все фильмы Чаплина, фильм "Андрей Рублев" Тарковского, "Фо-тоувеличение" Микелан-джело Антониони. А у Феллини больше всего нравится фильм "И корабль плывет". Мне хочется, чтобы возвратилось так называемое "бедное" кино, без технического прогресса и американских технологий. Все это - космический мусор. Конечно, есть и неплохие фильмы, но они далеки от меня.

Вообще вкус и предпочтения меняются с возрастом. Если сейчас у меня спросят, что я выберу - послушать блестящий концерт в исполнении гениального оркестра или услышать дождь, я предпочту шум дождя. Почему? Когда в ушах вот-вот зазвучит та тишина, которую мы называем смертью, все, сделанное человеком, становится не таким уж великим...

- Как Вы познакомились с Лорой?

- Мы встретились в 1975 году в Москве на одном из фестивалей. Я не знал ни одного слова по-русски, а она не знала итальянского. Общались с помощью переводчика. Я сказал: "Мне она очень понравилась. Скажи ей. Я жду ответа". Мне перевели, что Лора довольна, ей приятно.

- Тогда Тонино на птичьем рынке купил пустую клетку, на листочках бумаги начал что-то писать, мять их и кидать в клетку, - перехватила повествование Лора. - Потом Тонино мне говорит: "Когда я уеду, ты вынимай эти скомканные листочки. Я написал тебе фразы, с помощью которых ты вы-учишь итальянский язык". Эта клетка до сих пор стоит у нас в доме, листочки уже пожелтевшие... Те фразы я помню до сих пор. Особенно одну: если у тебя есть гора снега, держи ее в тени. То есть храни клад, который у тебя в руках...

- Русские женщины потрясающие?

- До недавнего времени это было так. Русская женщина была исключительна, но сейчас произошла перемена. Может, из-за слишком сильного влияния Запада... Раньше женщины больше читали, больше знали. Я убежден, что для внешности женщины лучше всякой косметики - насыщение культурой. В Италии с этим делом плохо. Русские же женщины все равно красивые, в них сохранилась нежность.

- Вообще итальянцам не свойственно открытое проявление своих чувств, - говорит Лора. - Я вам расскажу, как Тонино меня впервые познакомил с Габриэлем Маркесом (писатель, "Сто лет одиночества". - Прим. авт.). Он подвел меня к этому великому человеку:

- Габо, это моя невеста Лора.

Маркес внимательно посмотрел на меня и сказал Тонино:

- Ты почему говорил, что она некрасивая? Она милая.

Потом Тонино шутил, что Маркес просто хотел быть мне симпатичен, поэтому сказал, что я милая. Вообще романьолы (родившиеся близ Римини) никогда не говорят друг другу комплименты.

Здесь Тонино Гуэрра вспомнил те годы, когда он возвратился в родной дом после германского плена:

- Все думали, что я уже умер. Но я пришел домой. Остановился в 4 метрах от моего отца. Он увидел меня, вынул изо рта сигару и спросил, как будто видел только вчера: "Ты ел?" (смеется).

...Мы беседовали с Тонино Гуэррой и Лорой около часа. Добрый, улыбчивый, открытый, Гуэрра сумел так расположить к себе, что было ощущение - мы знаем его уже давно и очень хорошо. Поблагодарив за интервью, мы пожелали супругам счастья, здоровья и любви. "Главное, чтобы пожил подольше!" - улыбнулась Лора.

7 июня 2006, в 10:54
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день