Как жила осаждённая Тула

Как жила осаждённая Тула

Зимой 1941 года туляки героически защищали свой город. Причем мужество пришлось проявлять не только тем, кто был на передовой, но и всем жителям.

Зимой 1941 года туляки героически защищали свой город. Причем мужество пришлось проявлять не только тем, кто был на передовой, но и всем жителям.


Декабрь, 1941 года.
Панорама героической обороны Тулы у Толстовской заставы..

Сергей Гусев.

Мирная оборона

К обороне Тула готовилась еще в мирное время. Конечно, никто не верил, что скоро учения воплотятся в жизнь, однако оргвыводы можно было сделать – оборонялись туляки не очень умело. Вот что рассказывали об этом тульские газеты (июнь 1941 года):

«Еще днем стало известно, что «противник» формирует десанты. В ночь на 1 июня ожидалась высадка их в окрестностях Тулы. Штаб сводной дивизии Осоавиахима отдал приказ – занять круговую оборону города 31 мая в 20.00.

Осоавиахимовские полки заняли огневые рубежи. К утру началось наступление многочисленных сил «противника». Завязалась борьба. Однако в ходе ее как нападающие, так и обороняющиеся допускали большие тактические ошибки. Некоторые осоавиахимовцы пренебрегали рытьем окопов и маскировкой.

Была дана воздушная тревога, и над Тулой пролетели самолеты «противника», сбросив «фугасные бомбы». В центре города возникли «пожары». Имитация воздушного нападения была произведена хорошо. Однако некоторые бойцы противовоздушной обороны относились несерьезно к своим обязанностям.

Значительно лучше прошли две другие воздушные тревоги. Во время второго налета самолетов Советская улица от угла Коммунаров до Тургеневской оказалась «пораженной» стойкими отравляющими веществами. Химзвено «Тулшахтстроя» под руководством тов. Брагина произвело дегазацию этого участка. Санзвено тов. Харитоновой оказывало медпомощь всем пострадавшим».


На строительстве оборонительных сооружений
героически проявили себя тульские чудо-женщины.

Под грохот канонады

Очень скоро, к сожалению, игры Осоавиахима превратились в реальность. Девушки служили в сан­дружинах, встречали на вокзалах эшелоны с ранеными. А госпиталей, пока немцы не подобрались совсем близко, в городе было очень много – под них переоборудовали школы и магазины.

На строительство оборонных сооружений (противотанковых рвов, баррикад, ежей и пр.) было мобилизовано все трудоспособное население, включая эвакуированных и беженцев. Работали целыми семьями, три четверти строителей составляли женщины.

Как вспоминал А.П. Малыгин, «далеко не все имели опыт земляных работ, не хватало инструментов, грязь прилипала к колесам тачек, утяжеляла лопаты. Рядом с пожилыми работали совсем юные девушки. Стоя по пояс в воде, они высоко поднимали лопаты, чтобы выбросить ее наверх, выбивались из сил, но продолжали копать»... 

«Шел нудный, холодный осенний дождь, – вспоминал о начале боев командир Тульского Рабочего полка А.П. Горшков. – Немцы по­шли около шести утра. В половине седьмого танки увидели со своих позиций ополченцы в районе кирпичного завода. Они подошли метров на 400, и башенные стрелки открыли ураганный огонь из всех орудий и пулеметов. Спрыгнув на землю, пошли в атаку автоматчики. Наша противотанковая батарея оказалась подавленной, полк встретился с врагом лицом к лицу».

В течение дня немцы предприняли четыре попытки завладеть городом, и приблизились к линии обороны практически вплотную. И все-таки танки не смогли преодолеть выкопанные чудо-женщинами города рвы, без них же автоматчики вперед не шли.


Тула, 1941 год.
Развалины разрушенных немцами домов...

«Экспедиторы»

Как жили люди в осажденном городе? После работы женщины шли в госпитали стирать бинты, которых не хватало, помогать раненым. Или ходили по домам, забирали в детдом маленьких детей, родители которых умерли от голода или болезней. А утром – снова на смену. Еды не хватало.

В конце ноября город едва не настигла еще одна беда – загорелся Хомяковский элеватор, где хранилось семь тысяч тонн зерна. Вот-вот должны были сработать заложенные в фундамент авиабомбы – на случай захвата немцами элеватор был заминирован. Присутствовавший на пожаре заведующий отделом обкома партии Н.Т. Желобанов принял решение вытянуть бомбы тросами, и нашлись добровольцы, готовые это сделать. Они залезли внутрь и подцепили тросы. Взрыв был предотвращен. Однако пока лежавшее здесь зерно перевозили в Тулу, элеватор горел – его не могли погасить трое суток. Люди еще долго помнили горьковатый привкус хлеба из жженого зерна.

С 17 ноября в городе ежедневно пекли до 120 тонн хлеба. Развозили его женщины на деревянном голубеньком фургоне с надписью «Хлеб», который ставили на салазки. Входило в такой фургон полтонны хлеба. Должность того, кто на себе тащил эту тяжесть по магазинам, красиво называлась «экс­педитор».


Ряжский вокзал, 1941 год.

Туляки отправляются на фронт.

Без войны

За период до 15 января 1942 года от воздушных налетов и артобстрелов погибли 175 жителей и ранены 687 человек. Но при этом с 29 октября по 15 января родилось 459 младенцев, в т.ч. 117 в ноябре, 156 в декабре и 141 за 15 дней января.

В городе и пригородах разрушено и повреждено 94 жилых коммунальных дома общим объемом 467 000 кв.м и 632 частновладельческих дома, уничтожен пожаром и совсем разрушен – 381.

Дороги и мостовые с каменным покрытием, разрушенные от обстрелов в пределах Тулы и подъезда к ней, подлежали восстановлению. Но с учетом противотанковых рвов, вырытых в 50 местах, общая площадь восстановительных работ составляла 39 000 кв.м.

На всех линиях трамвая были повреждены контактные сети, подстанции, а пути перерыты противотанковыми рвами. Первыми были пущены линии трамвая №2 Толстовская застава – Заречье и №3 Пролетарский район – Московский вокзал.

Если 1 сентября 1941 г. в качестве гужевого транспорта в городе было 103 лошади, 8 спецавтомашин, то к 1 января 1942 г. осталось только 13 лошадей, остальной транспорт по нарядам военкомата передан в действующую армию. Из-за полного отсутствия транспорта в Туле прекратили работу станции скорой помощи. Больницы и детские учреждения испытывали недостаток в транспорте для подвозки топлива и продуктов. 

Но это была уже другая история. Город начинал жить без войны у своих ворот.

 

Кстати
Роддом работал в обычном режиме

Все время обороны города продолжал работу Центральный роддом, который сейчас носит имя доктора В.С. Гумилевской. Вера Сергеевна вместе с небольшим медколлективом -  23 человека, оставалась с молодыми мамами и малышами невзирая на артобстрелы. На период военных действий женщин и грудничков переселили в подвал. Мам кормили сваренной на воде кашей с постным маслом, поили морковным чаем с сахарином. За водой ходили к Упе, а уголь возили на салазках с Ряжского вокзала. Самое восхитительное - все младенцы, родившиеся в этот суровый для города период, выжили!

27 ноября 2012, в 18:26
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день