В Туле пьяных лечили мышьяком

В Туле пьяных лечили мышьяком

В начале улицы Рубцовской, ныне Сойфера, стоял первый в России вытрезвитель или, как его называли тогда, приют для опьяневших. 7 ноября ему исполнилось бы 110 лет.

В начале улицы Рубцовской, ныне Сойфера, стоял первый в России вытрезвитель или, как его называли тогда, приют для опьяневших. 7 ноября ему исполнилось бы 110 лет.


Ул. Сойфера. Чуть выше этого места и находился первый в России приют для опьяневших.

Сергей Гусев.

Бескорыстный, гуманный дядя Федя

Нельзя сказать, что на проблему пьянства до появления приюта не обращали внимания. Скорее, наоборот. Еще в конце 90-х годов ХIХ века одновременно с воскресными школами появились в России общества трезвости. А это – об отношении к пьяному человеку, которое требовали власти, заметка из «Тульских губернских ведомостей» 1913 года:

«Помощник пристава 2 части гор. Тулы, неимеющий чин Рождественский нанес удар по лицу встретившемуся ему пьяному обывателю. Подвергаю помощника пристава аресту на семь суток, предупреждая, что в случае повторения им чего-либо подобного он будет мной уволен со службы, т.к. человек, не умеющий владеть собою, не может служить в полиции. Губернатор Лопухин».

Инициатором создания приюта для опьяневших в Туле стали  Тульское общество трезвости и доктор Федор Архангельский – человек удивительной души, умевший сострадать даже тем, кого нормальный обыватель обойдет за версту.


Федор Архангельский, городской врач,
создатель приюта для опьяневших.
Умер 29 июля 1928 года в возрасте 73 лет.

Еще в 1884 году, в возрасте 29 лет, Архангельский занял пост городского врача. Организовал ночлежки для бедных, противотуберкулезный диспансер, открыл бесплатный смотровой пункт для женщин. На свои деньги покупал саженцы для парка, который создавал в Туле его друг и коллега Петр Белоусов.

 

Стрихнином и мышьяком!

Приют для опьяневших открылся 7 ноября 1904 года. Первоначально в нем было 20 коек – 12 мужских и 8 женских. Для культурно-просветительной работы собрали библиотеку из 300 книг разнообразного содержания. Книги и журналы покупались на частные пожертвования, главным образом от председателя общества трезвости – городского головы А. Любомудрова. Он же принес в приют граммофон и 56 пластинок.


В целом же оборудование для приюта обошлось
в немалую по тем временам сумму – 1000 рублей.


Больных отпаивали рассолом и водным раствором нашатыря, при сердечной недостаточности давали камфару. Было организовано бесплатное питание, а самым бедным при выписке давали одежду и обувь – из пожертвований.

Пьяных подбирали и привозили сами работники приюта. Карету скорой помощи, появившуюся в Туле примерно в то же время, категорически запрещалось вызывать к пьяным. Многие пациенты приходили сами.


Медаль «За пьянство».
Учреждена в XVIII в. Петром I.
Ее копия была сделана на Косогорском металлургическом заводе.
Пятикилограммовую медаль вешали на цепь и
в качестве наказания надевали на шею провинившемуся работнику.

Заведующим и главным лечащим врачом приюта стал Кассиан Тейзинг, из обрусевших немцев, ушедший ради этого с должности врача тюремного замка. Уже через два месяца работы Кассиан понял, что один приют – это мало, нужна амбулатория. Ее открыли 1 апреля 1905 года. За три года здесь побывали 527 больных, а в местной аптеке было выдано лекарств в количестве 25606, фельдшеры провели 13490 впрыскиваний стрихнина и мышьяка, а врач – 1549 внушений гипнозом.

Количество посетителей росло. Представлены были почти все сферы деятельности: чернорабочие, слесари, портные, сапожники, полотеры, машинисты, кондукторы, кучера, няни, лакеи, кондитеры, живописцы, актеры, певчие, дьячки, священники, газетчики, музыканты, жандарм, офицер, солдат, учитель – всего 127 профессий.

Из отчета за 1911 год:

«За год общее число поступивших достигло огромной цифры 6 087 (5 387 мужчин и 700 женщин). Наибольшее число поступлений дает воскресенье – 1179, затем понедельник – 952. Самый пьяный месяц – август (602 поступления), «трезвый» – январь (391). По возрасту всего более от 36 до 40 лет – 850, причем один был старик 86 лет».


Отчет приюта для опьяневших за 1906 г.

 

Статистика знает все

В приюте велась самая разнообразная статистика.

Например, возраст, с которого начали пить туляки. С раннего детства – 82 человека за год (из них 3 женщины); 9-10 лет – 20; 11-12 – 40; 13-14 лет – 69; 15-16 – 224; 17-18 – 298; 19-20 – 372 (из них 43 женщины); в 57-58 – только одна женщина.

Одним лечением деятельность приюта не ограничивается: на нем лежит обязанность сохранить в целости деньги, вещи и документы поступивших. Некоторые больные по выходе из приюта оставляли деньги на сохранение у дежурного фельдшера, боясь их тотчас же пропить. Иные не раз приносили сюда свои сбережения из той же боязни.

Не обходилось без конфликтов. В 1908 году сотрудники приюта почувствовали себя оскорбленными, когда отменили расположенный рядом пост городового и перевели его к Курскому вокзалу. С этого момента пьяных, доставляемых полицией, принимать отказывались. Власти  долго не вмешивались в конфликт, пока один из доставленных пьяных, оставшийся на улице, не умер.

В том же 1908 году Тейзинг заметил, что около самого приюта будто нарочно валяются пьяные. Провел расследование и выяснил, что рядом с приютом оборудован шинок, у посетителей которого хватало сил лишь на то, чтобы упасть у входа в приют. После жалобы шинок закрыли, но проблема в целом не исчезла – шинкарство было уже настоящим бедствием.

9 ноября 1908 года состоялось освящение нового помещения приюта для алкоголиков в доме Воронцова по Суворовской улице (ныне Красноармейский пр.).

 

Питейные страсти

А пили в Туле с душой.

«Возчик, сопровождавший два воза казенного вина из Тулы в казенную винную лавку села Пирогова, по пути повстречался с крестьянами с. Озерок Крапивенского уезда и выпил с ними лишнее. Крестьяне, заметив, что охмелевший возчик уснул, расхитили оба воза казенного вина – всего 44 ведра в разных посудах», – «Тульская молва», 1910 г.

«Тула. В последние два урожайных года крестьяне нашей губернии окончательно спились. Особенно сильно развилось так называемое «общественное пьянство». Каждый шаг «общества», каждое его постановление обязательно должны быть закреплены винопитием. Выбирает ли общество сельского старосту – выборы заканчиваются пьянством, пастуха наймет общество – опять водка», – «Московские ведомости», 1911 г.

«С наступлением лета вновь приходится писать о следующем безобразном явлении. Многие местные обыватели, отдав хорошую дань Бахусу, на автомобилях или лошадях отправляются прямо из разных злачных мест на могилу Л. Н. Толстого, чтобы там продолжить выпивку», – «Тульская молва», 1913 г.


Советская власть нашла свои методы борьбы
с народным пьянством – шершавым языком плаката.

В дело борьбы с пьянством вмешалась война. Вскоре после начала первой мировой войны в России был объявлен сухой закон. Уже за первый месяц трезвости в Туле не было зарегистрировано ни одного случая уличного хулиганства. 19 августа 1914 г., «Тульская молва»: «За весь трезвый месяц не было ни одного самоубийства, ни одного нанесения ран, ни покушения на убийство или грабежей и число ежемесячных происшествий уголовного характера с 96 упало до 25».

Трезвости хватило на месяц. И после этого количество доставленных в приют стало увеличиваться с каждым разом. В ноябре «Тульская молва» рассказывала: «За последние две недели в Богородицке от потребления суррогатов скончались в ужасных мучениях восемь человек. Пили денатурированный спирт, одеколон, политуру».

С наступлением светлой жизни на ниве борьбы за народную трезвость мало что изменилось. Даже с учетом того, что производство самогонки было признано ВЦИК контр­революционным делом. Согласно решению губисполкома уличенные в нетрезвости должны были задерживаться и подвергаться штрафу до 10 рублей золотом или лишению свободы на двухнедельный срок. Но разве это может остановить?

«В с. Красном Крапивенского уезда после сбора урожая началось повальное пьянство, – писал «Коммунар» в августе 1922 года. – Крестьяне распоясались. Пьет малый и старый. На почве пьянства возникает немало семейных драм».

В конце концов новая власть тоже поняла, что перепившихся рабочих надо отрезвлять. Первый советский вытрезвитель был открыт 14 ноября 1931 года в Ленинграде. Приказом наркома внутренних дел Берии от 4 марта 1940 года медвытрезвители выведены из Наркомата здравоохранения и подчинены НКВД. В 1986-м – новый пик борьбы с алкоголизмом...

...Вытрезвители, насильственное помещение в которые стало противоречить современному российскому законодательству, окончательно и повсеместно в России закрыли осенью 2011 года.

 

1000 ЧЕЛОВЕК
стали посетителями приюта за первый год его существования.

2000 ЧЕЛОВЕК
забирали в приют ежегодно уже на четвертый год «жизни» заведения.

9 ЛЕТ –
возраст самого юного посетителя приюта.

 


Дорогие читатели!

Хотите больше узнать об истории родного края?
Предложите тему нашим «слободским»
историкам Александру Лепехину и Сергею Гусеву.
Звоните по тел. 23-55-99.


Юлия Королева,

редактор «Слободы»

6 ноября 2012, в 18:14
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день