Всехсвятское кладбище. Тула

Всехсвятское кладбище. Тула

Всехсвятское кладбище безусловно представляет историческую и художественную ценность, а также несомненный интерес для гостей города. В общем добро пожаловать... Не насовсем, а на прогулку.

                         

Рассказчики Андрей Илюхин и Елена Свиридова:

  На территории Тулы известны три старинных кладбища: Всехсвятское, Зареченское или Спасское, Чулковское. Существовали и действовали они 200 лет, с 1771-го вплоть до 1969 года. Чуть ли не все жители города, умершие за это время, похоронены здесь. Среди них дворяне и творческая интеллигенция, купцы и педагоги, учёные и оружейники. Возникновением своим эти кладбища обязаны эпидемии чумы — по императорскому указу тех, кто умер от чумы, в пределах города хоронить запрещалось, только за городом, где специально для этого выделялись участки земли и основывались кладбища. Власти Тулы первыми в России исполнили этот указ Екатерины ІІ.

Администрация города проводит на Всехсвятском кладбище инвентаризацию захоронений с одновременной уборкой территории. Предполагается демонтаж оград на непосещаемых участках кладбища, опиливание деревьев, вывоз мусора. Так что, думается, к следующему маю всё уже будет выглядеть совсем не так…

Тульский некрополь занимает площадь более 50 гектаров. На этой площади находится более 6 тысяч надгробий XVIII и XIX столетий. Это количество вполне можно назвать беспрецедентным.

Только Всехсвятское кладбище насчитывает около 4-х тысяч. Материал большинства из них — местный белый камень. Украшены они великолепными рельефами, исполненными на столь высоком художественном уровне, что можно с уверенностью предполагать наличие школы резьбы по камню. Причём школы сугубо местной, так как многие элементы их резьбы не встречаются в других регионах. Люди, покоящиеся на тульских мемориальных кладбищах, прославили не только свой родной город. Слава некоторых из них принадлежит всей России. Среди них знаменитый оружейник — конструктор Фёдор Васильевич Токарев, меценаты и предприниматели того времени Воронцовы, Баташевы, Лялины, родственники Дельвига и Пушкина. Захоронены здесь основатель парка города Тулы Пётр Петрович Белоусов, изобретатель хроматической гармоники Николай Иванович Белобородов, Алексей Михайлович Сурнин, являющийся прототипом лесковского Левши. Конечно, хоронили здесь и рядовых граждан — мещан, кузнецов, оружейников купцов.

В начале XIX века появляются новые типы надгробных памятников: жертвенники, колонны, перебитые кубом, перевернутые конусы. В первой трети XIX в. эти типы являются дворянскими надгробиями, в то время как саркофаг водружается, в основном, на могилы купцов и мещан. Надгробия типа жертвенник появляются в начале XIX века в эпоху классицизма и уже к середине века полностью исчезают. Для них характерно завершение каждого фасада фронтоном. Надгробие венчала ваза с крестом или факелом.
 

По своей площади Всехсятское кладбище больше всех остальных. Оно росло, занимая с течением лет всё большую площадь, и к нашему времени достигло 34 гектаров. В начале ХХ века его оградили, соорудив стену из кирпича. В ХVIII веке была возведена каменная церковь Всех Святых на пожертвованные Стефаном Сушкиным и Никифором Девяткиным, тульскими купцами, средства. Проект одностоящей 71-метровой колокольни разработал архитектор В.Федосеев. На её строительство жертвовали средства горожане. Купцы Красноглазовы, Добрынины предоставили самые крупные суммы. Д.Я. Ваныкин подарил для церкви колокола, а также лестницу из чугуна. Из него же вылиты и скульптуры четырёх ангелов, трубящих в трубы.
 

Семейный некрополь Ваныкиных расположен рядом со входом на Всехсвятском кладбище. До недавнего времени этот участок представлял собой плачевное зрелище: вековые деревья проросли между надгробиями, саркофаги покосились, ограда утрачена. Департамент здравоохранения взял на себя бремя восстановительных работ места погребения Тульского купца, благотворителя и мецената. Училища, приюты создавались и развивались в значительной мере благодаря вкладам в них Дмитрия Яковлевича Ваныкина. Семь корпусов Ваныкинской больницы — ныне ГУЗ «Тульская городская клиническая больница скорой медицинской помощи им. Д.Я.Ваныкина» — выстроены в соответствии с завещанием Дмитрия Яковлевича. По завещанию основная часть его капитала расходовалась на благотворительные цели — в целом город получал около двух миллионов рублей. Первоначально Д.Я.Ваныкин намеревался по завещанию пожертвовать деньги главным образом православным храмам и приютам. Однако, узнав из беседы со своим лечащим врачом — Федором Сергеевичем Архангельским — о том, что в Туле из 115000 жителей ежегодно умирали 3500 человек, половину из которых составляли дети до десяти лет, Дмитрий Яковлевич решил большинство средств завещать на строительство городской больницы.
 

Утром 17 (30) июля 1900 года Д.Я. Ваныкин скончался. Тульский Окружной суд рассмотрел духовное завещание Ваныкина и утвердил его к исполнению. 20 декабря 1900 года доверенные лица внесли пожертвованную сумму в банк (около 2 млн. рублей), а завещание было передано в городскую Думу.
 
Совсем рядом, кстати, могила почившего в том же году приказчика Дмитрия Яковлевича — Мартина Кирилловича Соустова. На удивление ухоженная, несмотря на дату захоронения.
 

Семейный некрополь Белобородовых — один из самых больших на территории Всехсвятского кладбища. Его протяженность с севера на юг составляет ок. 40 м. Некрополь Белобородовых практически полностью уничтожен. В настоящее время на 6 памятниках прочитаны имена представителей этого семейства; от XVIII века (Белобородов Иван Евдокимович, 1798 г.) до начала XX века (Белобородов Николай Иванович, 1912 г). По видам и стилям надгробия весьма разнообразны: саркофаги (барокко, классицизм, ампир, эклектика), крест на Голгофе, основание креста на плите. Обнаружены фрагменты основания вертикальных надгробий и цоколей оград.

Особый интерес представляет саркофаг, расположенный рядом с крестом Николая Ивановича. На этом надгробие сохранились розетки в виде букетов, выполненные очень низким рельефом, имитирующим всечку металла в дерево. Надгробия с таким орнаментом появляются в 30-х годах XIX века и характерны только для Тулы — города мастеров. Во время войны с Наполеоном Оружейный завод набирает мастеров. По окончании Отечественной войны в 1817 году штат оружейников сокращается, и хорошо обученные мастера вынуждены искать себе другой заработок. Некоторые его находят в погребальном бизнесе. Так на кладбищах города Тулы появляются нигде неповторимые букеты, выполненные тонкими линиями очень низким рельефом.

Николай Иванович Белобородов — наш земляк, обыкновенный красильщик и музыкант-самородок — с детских лет был страстным гармонистом и всю жизнь мечтал создать новую гармонику с хроматическим строем, то есть с полным звукорядом включая полутона. Родился и жил в Туле, в доме 16 по тогдашней Киевской улице (ныне пр.Ленина), где сейчас располагается мемориальный Дом-музей его имени. Здесь он репетировал со своими дочерьми, Софьей и Марией, создав таким образом первое трио хроматических гармоник. Инструменты были изготовлены по заказу Белобородова знаменитым в то время мастером Леонтием Чулковым. Далее возникла новая идея — создать «хор» гармоней. Поскольку участники оркестра были простыми рабочими оружейного и патронного заводов, то есть людьми бедными, пришлось продать красильню, заложить дом. Он заказывает новые инструменты для всего оркестра: гармонь-пикколо, гармонь-альт, гармонь-бас. Первое публичное выступление оркестра Белобородова состоялось 22 февраля 1897 года в зале Дворянского собрания Тулы, после чего он систематически давал концерты в разных городах России. Одновременно изучает теорию музыки, сочиняет пьесы для своего «хора», пишет учебники. Изобретение Белобородова сделалось равноправным концертным инструментом. Сам Чайковский пишет в одной из партитур: «Для надлежащего эффекта этой пьесы гармоники-аккордеоны весьма желательны…» Одним из больших любителей послушать выступления этого оркестра был и Л.Н.Толстой. У Белобородова была в Козловой засеке, по соседству с Ясной Поляной, дача, где и произошло его знакомство с великим писателем, впоследствии переросшее в дружбу. Лев Николаевич частенько хаживал на концерты соседского оркестра, и даже кое-что советовал в выборе репертуара…

Некрополь купцов Ливенцевых. В настоящее время на их семейном участке сохранилось только три надгробия: купец Ливенцов Иван Васильевич (1733-1817 гг.); потомственный почётный гражданин Ливенцов Иван Иванович (1845-1900 гг.); купеческая вдова Ливенцова Хиония Ивановна (1814-1890 гг.).

Родоначальником династии Ливенцевых был тульский металлозаводчик и торговец Василий Артемьевич Ливенцев. Его сын Иван Васильевич по выбору тульского купечества в конце 1770-х – начале 1780-х годов был тульским городским головой. За отличную службу в знак монаршего благоволения И.В. Ливенцев получил золотую медаль и шпагу, был внесён с семьёй в городовую обывательскую книгу, в шестую её часть в числе «имянитых граждан».

В Туле Ливенцевы имели две усадьбы с добротными «новейшей» архитектуры особняками. Первый, построенный в 1760-е годы, находился в нерегулярном по тем временам ещё Абрамовом переулке (вскоре переулок стал называться Ломовским, ныне Денисовский). Главный дом с воротами архитектурой и мощностью внешнего облика были уникальны.
 
Александр Петровичев. Ворота. 2004 г. Холст, масло, 84х91
 

Построены они в стиле зрелого «столишного» барокко, и есть предположение, что в проектировании и строительстве главного дома принимал участие известный зодчий XVIII столетия, создатель первой в России архитектурной школы Д.В.Ухтомский. Вторая большая усадьба Ливенцевых была на Почтовой улице (ныне Дзержинского). По смерти Ивана Васильевича, в начале XIX столетия обе усадьбы были проданы: первая — Ломовым, вторая — Тульскому почтовому ведомству.

Сын Ивана Васильевича Ливенцева Иван Иванович объявлял капитал сначала по II, а затем по III гильдии купечества. Иван Иванович, Василий Иванович и Николай Иванович Ливенцевы продолжали торговлю колониальными товарами, имели в Гостином ряду свои лавки. Все три брата занимали видные места в общественной жизни города и были известны как благотворители.
Рядом с дорожкой привлекает внимание крест на захоронении Такшиной — надгробие типа «проросший крест», нач. XX века, белый камень. Такого вида надгробия стали появляться с середины XIX века и по форме бывают очень разнообразны. Но все символизируют виноградную лозу, как один из символов христианства, а так же смерть после жизни и вечное колесо жизни.
 

От восточной развилки дорожек пройдём чуть вперёд, не сворачивая вправо. Здесь мы увидим ухоженное захоронение с памятником типа «часовня» с образом Богородицы, под которым погребена Глаголева Ольга Васильевна (1825–1867) — жена священника Крестовоздвиженской церкви Тулы. Икона на надгробии соответствует иконографическому типу Богородицы «Одигитрия» — Путеводительница — один из наиболее распространённых типов изображения Богоматери. К этому типу относятся такие широко почитаемые на Руси иконы, как Тихвинская, Смоленская, Казанская, Троеручица и некоторые другие…

По соседству находится некрополь купцов Золотарёвых с большими вертикальными надгробиями — он виден издалека даже сквозь кусты и подлесок кладбища. Три двухметровых часовни, саркофаг изготовлены из красного и чёрного гранитов и датированы серединой XIX – начало XX вв. Самое массивное — почти трехметровое по высоте — надгробие Ивана Васильевича Золотарёва (1833–1909 гг.) изготовлено из чёрного гранита и расположено в центре некрополя. По типологии его можно отнести равно как к часовне, так и кресту на постаменте.

В отдалённой части кладбища к востоку от церкви были обнаружены плиты и саркофаги семейного захоронения купцов Лугининых. Ранние погребения относятся к 1770–1771 гг. Изначально здесь было старообрядческое кладбище, но со временем православное кладбище его поглотило.
 

Лугинины владели медными, железными заводами, бумажной и полотняной фабриками. В конце XVIII века активно осваивали промышленность Урала. Построили большой дом в центре Тулы. Теперь в бывшем доме Лугининых размещаются два факультета педагогического университета им. Л.Н.Толстого.
 

Однако вернёмся к развилке, и пройдём немного по аллее. Ещё не так давно здесь можно было видеть чугунную часовню на захоронении мещан Семыкиных. Тула, являясь центром металлургического производства, производила не только пушки, чугунки, заслонки, напольные плиты и прочие литейные вещи, но и надгробия: плиты, кресты, часовни, скульптуры и другие надгробные памятники. Таких часовен в Туле было множество. Сверху часовню венчала золочёная маковка с крестом, а сквозь цветные витражи пробивался свет стоящей внутри лампады или светильника. Но так случилось, что эта часовня оставалась последним образцом такого надгробия. Пока зимняя буря 2009 года не обрушила на «хрупкий» чугун вековое дерево, и от былой красоты чугунного ажура остались только руины…
 

Аллея, ведущая мимо могилы моего прадеда, приводит к одному из четырёх Воинских кладбищ периода Великой Отечественной войны. Эта братская могила называется «Восточной» и является самой большой по количеству погребенных. Здесь покоятся 2182 воинов, умерших от ран в госпиталях, когда Тула была уже тыловым городом.
 

Рядом, в юго-восточной части кладбища, погребены люди, погибшие при выполнении служебных обязанностей в период 1945-1969 гг. Здесь находятся братские захоронения экипажей самолетов и кораблей. А также одиночные могилы. Об обстоятельствах гибели этих людей в мирное время материалы до сих пор засекречены.
 

Захоронение экипажа самолета и военных, разбившихся 3 марта 1955 года.

 

По соседству ещё одно братская могила — «Офицерская». Здесь покоятся воины, погибшие при обороне Тулы и умершие в госпиталях, когда Тула была уже тыловым городом. Но всех погребенных на этом братском кладбище объединяет воинское звание – Офицер.
 

Чуть севернее офицерского кладбища находится ещё одна братская могила — участников революции 1905 года. Это захоронение с простым надгробием в виде прямоугольного цветника с крупным валуном на белокаменном постаменте, на котором укреплена небольшая мраморная доска с надписью «Память жертвам революции 1905 г.». Ограда устроена из якорных цепей на металлических круглых столбиках. Здесь похоронены погибшие во время столкновения с черносотенцами и казаками 21 октября 1905 года члены рабочей дружины. Эту историю знают не многие туляки, поэтому рекомендую интересующимся почитать здесь. На площади Ленина стоял обелиск, обозначавщий место вооруженного столкновения рабочей дружины с монархистами, но недавно его сломали вандалы…

Каменное здание церкви во имя Всех Святых (1773 – 1795) возводили на средства тульских купцов Стефана Сушкина и Никифора Девяткина. В алтарной части сохранилась надгробная плита Сушкина.
 

Отдельностоящая колокольня Всехсвятской церкви строилась по проекту архитектора В.Федосеева на пожертвования горожан. Высота колокольни 71 м. На уровне второго этажа на средства горожан установлены в 1867 г. четыре скульптуры трубящих Ангелов, литые из чугуна.
 

В северо-западном углу кладбища сохранился «готический» некрополь мещан Степановых. За двухметровой оградой расположены памятники различных форм и материалов. Здесь представлены белокаменные саркофаги с иконографическими сюжетами, часовня, был ещё чугунный аналой. Но наибольший интерес вызывает двухметровый чугунный Ангел. Ещё до недавнего времени скульптура стояла без головы. Летом 2011 года голова была водружена на место, но уже осенью её приготовили на вывоз или на металлолом или в качестве сувенира. Сейчас решается вопрос о полной реставрации скульптуры чугунного ангела.
 

На территории кладбища сохранилось два наземных входа в склепы. Слово «склеп» в толковом словаре русского языка под ред. Д.Н.Ушакова трактуется как «место погребения, представляющее собой вырытое в земле закрытое помещение, где ставят гроба с покойниками. Фамильные склепы устраивались под церквами и на кладбищах». Традиция устраивать семейные некрополи в виде склепов характерна для католической Европы. Но и в России они существовали в той или иной мере. Особенно это культивировалось в северной столице, на юге России, а также в западной Украине и Белоруссии. В средней полосе, как показали исследования, преобладали склепы без обозначения входа на поверхности. Они получили название «каменных мешков»…

В XIX столетии на юго-западе некрополя появился участок лютерано-католического кладбища, отделенного от православного валом и рвом, фрагментарно сохранившимися. На участке погребены семья архитектора Скавронского, потомки Л.С.Пушкина, семья врача Смидович, семья Белявского, владельца аптеки… Надгробия здесь отличаются сдержанностью украшений, что характерно для лютеран, чья вера ценила скромность и сдержанность в быте и поведении. Здесь преобладают обелиски и стелы. Надписи выполнены как латиницей, так и кириллицей.
 

Людвиг Эварист Сковронский был тульским губернским архитектором (1885). Сам из дворян (мать его в девичестве Хлебовская), был инженером в Калуге. Состоял в должности надворного советника, действительного статского советника, члена правления отделения Попечительства о домах трудолюбия, агента страхования от пожаров. Принимал участие в строительстве храма Святых Двенадцати Апостолов, в строительстве католического храма. По его проекту построена кладбищенская стена. Жена его Салатко-Петрищо Анна.

В годы Великой Отечественной войны эта часть кладбища подвергалась актам вандализма. Множество обелисков с этого участка можно увидеть на могилах ветеранов войны. На некоторых даже не сбиты первоначальные тексты. Не так давно некоторые надгробия удалось восстановить. Но весной 2011 года эта часть кладбища опять была подвержена акту вандализма. Все восстановленные надгробия были стащены и сброшены в склепы.
 

Старая часть католического участка заполнена погребениями интернированных военнопленных, скончавшихся в 1945-46 гг.
 

В этой части кладбища в годы Великой Отечественной войны похоронены солдаты вермахта, погибшие в боях за г. Тулу. В 1946-1947 гг. военнопленные Германской армии участвовали в восстановлении народного хозяйства. Умерших в лагерях хоронили на этом участке.

Недалеко от калитки ещё одно Воинское захоронение (Западное). Это братская могила бойцов Тульского рабочего полка, погибших в боях при обороне Тулы. Автор архитектурной композиции — Заслуженный архитектор России П.М.Зайцев. На мраморных плитах выбиты 592 имени.
 

Фёдор Васильевич Токарев родился в 14 июня 1871 года станице Егорлыкской войска Донского в казачьей семье. Всю свою жизнь Федор Васильевич связал с оружейным делом. В 1908 г. оружейный мастер на базе винтовки системы С.И.Мосина создает первый образец автоматической винтовки. После первой мировой войны Токарев трудится на Ижевском, Сестрорецком военных заводах, а с 1921 года работает конструктором на знаменитом оружейном заводе в Туле. Тульский период жизни прославленного изобретателя был самым плодотворным. В 1925 станковый пулемет системы «Максим» переделывается Токаревым в ручной — тот, что был принят на вооружении Красной Армии. В 1931 году в армии появился новый самозарядный пистолет «ТТ» — и сразу стал очень популярным среди командиров. Только в 1942 г. было изготовлено более 160 тысяч пистолетов этой марки. Надежность и простота — вот что отличало этот знаменитый пистолет, с ним поднимали в атаку бойцов под Москвой, с ним брали Берлин. Перед самой войной, в 1940 году, на широкий поток для оснащения Красной Армии выходит уже самозарядная винтовка СВТ-40, хорошо себя показавшая в боях Великой Отечественной войны. Токарев прожил большую жизнь и скончался в 1968 году в Москве на 97-м году, согласно завещанию был похоронен на Всехсвятском кладбище в Туле. На его могиле установлен бюст, а на здании дома №67 на проспекте Ленина — мраморная мемориальная доска великому конструктору.
 

Спасское (Зареченское, Оружейное) кладбище г. Тулы, как и Всехсвятское, возникло в 1772г. по указу Екатерины II, запретившей погребения возле церквей в границах города из-за разразившейся в Москве чумы. Тула была первым городом, выполнившим императорский указ: были определены участки для посадского кладбища (ныне Всехсвятское) и кладбища Оружейной слободы (Зареченское). Первоначальный деревянный храм на кладбище был построен в 1772-1773 гг. и освящён в честь Нерукотворного образа Христа. В 1807 году вместо деревянной церкви воздвигнут каменный храм с двумя приделами.

 

Под храмом погребен талантливый тульский архитектор Косма Семенович Сокольников (1751-1831). В начале 40-х годов ХХ столетия при расширении котельни Спасской церкви рабочими был обнаружен гроб-колода, вероятно с прахом К.С.Сокольникова. Гроб вскрыт не был, его замуровали в стене.
На самом Спасском находятся надгробные памятники XVIII-XIX вв. высокой исторической и художественной ценности — дворян Постниковых (XVIII в.), штабс-капитана Прудникова (1822 г.), князей Назаровых (1801– 1834гг.); оружейников Т.П. Боровина (1791г.) и Р.П. Алпатова (1867г.); купцов Минаевых (сер.XIX в.), первых самоварщиков Лисициных (нач. XIX в), оружейников, купцов и заводовладельцев Лялиных (сер. XIX – нач. XX веков), и широко известных в России самоварщиков Шемариных и Баташёвых (кон. XIX – нач. XX вв.)…
 

В Туле проживали несколько семейств Баташевых. Захоронения их встречаются и на Всехсвятском и на Спасском кладбищах. Вряд ли все они были родственниками, но надо сказать, что эта фамилия в Туле ассоциировалась в первую очередь с производством самоваров. На Спасском кладбище покоится известный тульский самоварщик Егор Иванович Баташов (1829 – 1901). В 1856 он основал самоварную фабрику, которая находилась на Миллионной улице. После смерти Егора Ивановича в 1901 году фабрика перешла в наследство к его жене Капитолине Николаевне (1836 – 1914) и сыну Егору Егоровичу Баташову, который расширил производство и ассортимент самоваров. Под его руководством фабрика получила 15 наград, за труды на общественной службе Е.Е. Баташов награждён золотой медалью.
 

Рядом с храмом выделяется надгробие А.Ф.Прудникова, участника войны 1812 г. — выполненное из чёрного гранита в виде перевернутого конуса, перебитого кубом. На всех тульских кладбищах такого вида надгробий сохранилось всего два-три десятка. Мемориальный текст: «Здесь погребено тело Александра Федоровича Прудникова бывшаго адъютанта генерал-адьютанта Храповицкого лейб-гвардии Измайловского полка штабс-капитана, скончавшегося 22 марта 1822 года на 29 году от рождения». К сожалению, активные архивные поиски не дали материала о личности А.Ф. Прудникова. О Храповицком Матвее Евграфовиче (1783 – 1847) известно чуть больше — Герой войны 1812 года, генерал от инфантерии, генерал-адъютант. В 1790 принят в Сухопутный шляхетский кадетский корпус. Участвовал во всех войнах императора Александра I с Наполеоном. За Швейцарский поход по представлению А.В.Суворова удостоился ордена Св. Анны 3-й ст. В сражениях при Бородине и под Кульмом был ранен. С 29.10.1811 – 30.08.1818 гг. — командир лейб-гвардии Измайловского полка. Именно в это время Прудников А.Ф. мог служить у него адъютантом.
 

С противоположной стороны храма в 2005 году обнаружено семейное захоронение князей Назаровых. Здесь находятся захоронения князя Егора Назарова, его первой жены Екатерины Степановны, второй жены Анны Павловны, урожденной Чебышевой, их дочери Агриппины. Князь Егор Михайлович Назаров — богородицкий городничий, советник управлений тульского наместничества, от казённой палаты управлял Тульским оружейным заводом. Именно при нём А.М.Сурнин (прототип Левши) получил личное дворянство и чин титулярного советника.
 

А его дочь Елизавета Егоровна была замужем за Дмитрием Николаевичем Гончаровым, братом Натальи Николаевны Пушкиной, владельцем имения в Полотняном Заводе. О князе Егоре Назарове неоднократно упоминает в своих записках А.Т.Болотов: «Приехавший из Калуги вновь определенный в наш город городничим грузинский князь Назаров, по имени Егор Михайлович, который с самого начала казался нам человеком хотя добрым, но далеко не таким простодушным и дружелюбным по природе своей более лукавым, скрытным и практичным». Семья Назаровых была большой. Князья упоминаются в окружении Пушкина. Елизавета, одна из дочерей, замужем за Дмитрием Николаевичем Гончаровым, братом Натальи Николаевны Гончаровой, жены Пушкина. Из семейной переписки Гончаровых известно, что Наталья Николаевна Пушкина в письме к брату передаёт поздравления, рекомендации мужа своей невестке и его обещание написать стихи на рождение первенца шурина...
Захоронения князей не попали в кадр ввиду плохой погоды во время нашего визита на Спасское кладбище — но зато есть повод вернуться. А ещё, в продолжение разговора, надо бы наведаться на третье «чумное» кладбище — Чулковское. Там весьма живописный храм и тоже можно найти много интересных исторических реперов…
 
 

По материалам сайтов «Тульский некрополь»
и «Тульский историко-архитектурный музей»

Хотите поделиться своими «дорожными историями»?
Пишите в личку Татьяне Афанасьевой
И да здравствует наш общий бесконечный «Гульбарий»! ;)

Опрос

Вы бывали на Всехсвятском кладбище?

Автор: Andrej Ilyukhin, 22 августа 2016, в 11:04 +34

«Гульбарий»

Маршруты выходного дня и дерзкие планы на лето. Кто не подпишется, в отпуск не пойдет!

Тургояк. Урал
Тургояк. Урал
Кто «туристичнее» - Смоленск или Тула?
Кто «туристичнее» - Смоленск или Тула?