Мангуп. Крым

Мангуп. Крым

Новый крымский гульбарий
от Андрея Илюхина и Елены Свиридовой.

                               

- Мангуп наших дней — не столько историко-археологических объект исследований, сколько место экскурсий. Наверное, к сожалению. Наблюдать за фотографированием экскурсантов (не хочется называть таких туристами) в склепах и могильниках — зрелище не из приятных. Но все люди разные — кого-то привлекает сюда колоритная и трагическая история Феодоро, интерес к древностям, а кого-то — красота ландшафта и ароматные луга. Несомненно, у всех надолго остаются в памяти седые руины, потонувшие в буйном лесу, белеющие на фоне темно-зелёных сосен или сверкающие сквозь листву. А вот многие ли уходили гулять на самый большой и самый блудный мыс Мангупа — просто чтобы впитать в себя дух Мангупского плато, полюбоваться разноцветьем и отрешиться от всего суетного?

Лес Мангупа! Луга Мангупа! Есть ли где благоухание краше? Только здесь — на Сосновом мысу — можно сойти с тропы-дороги и ни с кем не встретиться. Сюда не водят экскурсий, сюда почти не забредают туристы. Только в лесу, у основания «пальца», можно застать палаточный городок, да встретить следы стойбищ местных «индейцев». Да оборудованное костровище на кончике мыса говорит об обитаемости этих мест. Но нам везло — мы за все наши визиты никого здесь не встречали, никто не испортил впечатления, никто не помешал… И нас снова тянет сюда, чтобы насладиться душистым и пустынным мангупским духом.

По Сосновому хочется идти вприпрыжку — здесь другой воздух, здесь под ногами цветы, здесь моря пушистого ковыля…

И даже рассветная сырость этого июня не помешала нам преклонить колени перед утренней росой и пушистой июньской травой. Да, мокро — но как же красиво и хорошо здесь!

И вот уже туманная дорожка выводит нас к юго-западным обрывам мангупской «ладони»…

С трёх сторон Мангупское плато обрывается высокими скалистыми стенами. Северный же склон горы прорезали три глубоких оврага, один из которых — Табана-Дере (Кожевенный овраг) — отделяет от Мангупской «длани» самый большой и лесистый «палец» — Чамну-Бурун или Сосновый мыс. Его западный и приблизительно одна треть восточного обвода окаймлены отвесными обрывами, достигающими высоты 70 м. В нескольких местах они разрываются узкими расселинами, по которым без особых затруднений возможен подъём на поверхность мыса. Это по книжке, а на практике — представить, глядя сверху, что сюда можно как-то подняться не по оврагам… Нет, это нереально! По крайней мере, с целью вторжения в крепость. Может, какой-нибудь лазутчик и залез бы, но никак не армия или хотя бы штурмовой отряд…

Южное подножие плато обращено в обширную долину, именовавшуюся среди греко-татарского населения Ай-Тодор. Название долины, вероятно, связано с одноименным селом, находившимся сразу за невысокой грядой, ограждающей долину с юга. По долине проходит современное шоссе, связывающее Бахчисарай с Севастополем.

Некогда Сосновый мыс входил в территорию нижнего города. Укрепления на обрывах существовали здесь, видимо, ещё до постройки второй линии обороны — непрерывного пояса стен с башнями, протянувшегося от юго-западного обрыва до западного края Гамам-Дере. Третья линия — это цитадель на мысе Тешкли-Бурун. А вот первая линяя — это внешний контур плато, на котором, несмотря на обрывы, всё-таки есть расщелины, по которым можно подняться наверх. Вот эти-то уязвимые места и укрепляли в первую очередь жители средневековой крепости.

Но все укрепления сконцентрированы на самом «пальце», а вот в его основании сохранился лишь фрагмент крепостной стены второй линии обороны, поднимавшейся из Табана-Дере и пересекавшей всё плато вплоть до обрыва южного его края. Неплохая сохранность участков стены у основания Чамну-Бурун объясняется тем, что поддержание стен на периферии обширной крепостной территории требовало, при возведении их, придавать кладкам особую прочность. Ремонт обходился бы слишком дорого из-за трудностей доставки материалов, поэтому кладка велась с большой тщательностью и с использованием блоков больших размеров.

С расширением город разделился на две части. Более возвышенная прилегала к верхнему городу и захватывала верховье Гамам-Дере с его родником. К XV веку, когда была возведена вторая линяя обороны, эта часть Феодоро стала привилегированной — большая базилика, ранее стоявшая посреди нижнего города, теперь оказалась у ворот новой стены, а рядом появился княжеский дворец. Верховья Табана-Дере и западные мысы — Чуфут-Чеарган-Бурун и Чамны-Бурун — превратились в ремесленный район.

При этом территория Соснового мыса никогда не была застроена — об этом говорят редкие и маловыразительные находки фрагментов керамики. Данный район плато, скорее всего, предназначался для выпаса и содержания скота — своего рода запасная территория. На которой во время осады могли укрываться жители нижних деревень — вряд ли их пускали в княжескую резиденцию, а, тем более, в цитадель.

Несмотря на то, что Сосновый мыс находился за пределами крепостной стены, не стоит думать, что укрывшиеся здесь были беззащитны. Во-первых, в Кожевенном овраге тоже существовала стена, а во-вторых, обрывы Чамну-Бурун и Чоарган-Бурун тоже были неплохо укреплены — подняться без потерь по этому оврагу для врага было просто невозможно!

Сосновый мыс покрыт густым кизильником, и тропы тут ещё надо поискать. Поэтому о здешних укреплениях мы можем говорить только со слов археологов. В крайней южной расселине на западном склоне мыса вроде как сохранились остатки защитного рубежа (A.I на схеме).

Края расселины от оборонительной стены до устья — крутые обрывы высотой до 30-50 м. При этом в нижней части их поверхность имеет следы рубки, что говорит об искусственном удалении выступов, по которым можно было бы подняться на плато мыса, минуя оборону. К небольшой площадке на вершине расселины, напротив, вели вырубные ступени. Отсюда хорошо просматривалось подножие обрыва и всё ущелье Ураус-Дере, отделяющее Мангуп от массива Шулдан. Стена укрепления сохранилась до уровня боевой площадки. Кроме того, на длинной куртине остался нижний пояс кладки бруствера с более поздней надстройкой в южной части. В устье расселины, при переходе её южного края в западный обрыв мыса, на отдельно стоящей глыбе известняка был устроен наблюдательный пост.

Петляя по извилистой тропке к самой оконечности мыса, можно то и дело сворачивать на боковые тропинки к подобным наблюдательным постам — площадкам, нависающим над очень неуютными обрывами. Сейчас, правда, наблюдать или любоваться видами с них не так просто — сосновые лапы норовят загородить самое интересное, а места для манёвра, ввиду тесноты площадочек, совсем нет.

В буквальном смысле — здесь край! Край Мангупа. Сначала тропка выводит на небольшую, но уютную полянку с двумя могучими старыми соснами посередине. Меж сосен костровище. Узость поляны, закоряженность деревьев, костровище — всё намекает на неслучайность этого места. Сейчас тут непременно должны бывать неформальные ночёвки с бубнами да варганами, но и раньше — не мог тут быть просто наблюдательный пост. Уж очень место медитативное и правильное!

Далёкими-далёкими кажутся отсюда Чуфут-Чеарган и Елли «буруны». И на самом деле — путь на Сосновый не быстр. Если вы на Мангупе одним днём — рискуете опоздать на транспорт. Чтобы осмотреть весь Мангуп одного дня, конечно же, мало. Но нет ничего невозможного — если хватит сил, а внизу ждёт верный железный конь, можно гулять здесь вплоть до заката. Спускаться, правда, через ночной лес потом немного жутковато…

Однако, полянка с соснами — это ещё не край! Край чуть ниже — тесный скальный пятачок, с трёх сторон обрывающийся в пропасть. На него и выйти-то жутко. Но если вышел, то не уйти — затягивает. Тут можно часами медитировать и любоваться красотой вокруг.

Налюбовавшись, возвращаемся на поляну. Состояние — лететь хочется! Ну или хотя бы залезть на дерево, чтобы увидеть ещё чуть больше.

В этом году мы пришли сюда чуть солнце встало, после бессонной ночи, и не смогли испытать тех высоких чувств первой встречи. Устали, хотелось спать… Но прежде чем заснуть, заметили мокрые скумпии вокруг — тоже красота!

А место очень эмоциональное — может, стоит начинать знакомство с Мангупом именно отсюда?

Правильнее, неверное, приходить сюда отдельно, ибо и не совсем это Мангуп — нет тут ощущения мёртвой крепости, как в цитадели или у раскопов. Здесь все живое, энергия плещет через край, и не надо никакой истории — здесь всё настоящее! Не место, а просто батарейка какая-то… Всё-таки хорошо, что мы приберегли его напоследок — приятно уходить не уставшим, а отдохнувшим и полным сил.

Дорога домой всегда короче — незаметно кончаются луга, и начинается овражный лес. Караимское кладбище… Всё знакомо, мы были тут только вчера. Или очень давно — вчера?

Мы были тут год, два, пять назад… Здесь всё так же, но всё по-другому. Мы вернёмся. Вернёмся сюда непременно — мы, оказывается, ещё так многого не видели! А ещё — мы уже скучаем. Так что — до встречи, Мангуп! До скорой встречи!

               

Хотите поделиться своими «дорожными историями»? Пишите
в личку Татьяне Афанасьевой
И да здравствует наш общий бесконечный и жизнерадостный «Гульбарий»! ;)

Собрались в Крым? Читаем гульбарии в тему:
Ат-Баш * Балаклава * Демерджи * Ливадия * Севастополь * Темиар * Ялта
* Весна на южном берегу Крыма

Опрос

Вы были на Мангупе?

Автор: Andrej Ilyukhin, 22 июня 2015, в 09:21 +18

«Гульбарий»

Маршруты выходного дня и дерзкие планы на лето. Кто не подпишется, в отпуск не пойдет!

Майорка
Майорка
Киреевский район
Киреевский район