Очарование Русского Севера. Часть 2

Очарование Русского Севера. Часть 2

Дмитрий Койда

Дмитрий Койда

Тульский путешественник Дмитрий Койда в компании друзей прокатился до Соловецких островов и обратно, посетил 3 объекта ЮНЕСКО, множество крутых мест и теперь делится своими впечатлениями с жителями Myslo. Если пропустили первую часть, её можно найти по одному клику. А мы едем дальше ;)
 

— Покинув гостеприимную Вологодскую область мы въехали в один из самых красивых северных субъектов России — Республику Карелия.

Поскольку я выкладываю фото и описание в хронологическом порядке, то впечатления разделились: до посещения Соловков и после.

Сегодняшний тревел отчёт короткий, так как наш путь напрямую лежал в Рабочеостровск минуя ряд достопримечательностей. Мы их оставили на потом. Нам за день предстояло проехать почти 500 километров.

Естественно, на дороге делали остановки и заезжали в близлежащие интересные места. Начали мы с деревушки Пяльма.

Очень колоритное место.

Старинная деревня в составе Пяльмского сельского поселения Пудожского района Республики Карелия является комплексным памятником истории.

В дневнике путешествия по северной России в 1791 году Петра Челищева упоминается погост Пильма:

«Проехавши от деревни Мятосовой 12 верст, для перемены же гребцов остановились по полудни в шестом часу возле погоста Пильма.

Во оном погосте деревянная церковь Преображению Господню и Варламию Хутынскому. Здесь на впадающей в Свирь речке Пильме, в самом устье два пильных анбара или мельницы олонецкого купца Патапа Терентьева Свисникова; в анбарах по два станка, один анбар распиливает в день от 60 до 65 бревен, и тес отправляют на больших барках в Санкт-Петербург и Олонец.»

Деревушка расположена на берегах одноимённой реки недалеко от устья в северо-восточной части Онежского озера, вблизи автодороги Пудож—Медвежьегорск.

Дома очень интересные. В таком я жить конечно не хотел бы, но как турист от их внешнего вида я испытываю восторг.

Мы видели тут несколько объявлений о скупке старых досок и брёвен либо обмене на новые.

Из православных достопримечательностей в деревне только один памятник архитектуры — деревянная часовня Илии Пророка ХVIII века.

Ещё интересен мост, который прикольно не только пересечь на машине, но и пройтись пешком. Другой дороги в деревню пока нет.

Далее мы проезжали через населённые пункты Нигижма и Пудож. В последнем был вкусный обед с карельскими блюдами. Следующей точкой на карте Карелии стало старинное рыбацкое село Чёлмужи. Оно впервые упоминается в писцовых книгах XV века как центр Челмужского погоста.

Прямо на берегу Заонежского залива Онежского озера находится деревянная церковь Петра и Павла или Богоявления Господня конца XVI века — начала XVII века, одна из старейших церквей Заонежья.

Церковь представляет собой переходный тип культовых зданий от клетских к шатровым. В XX веке в течение многих лет подтапливалась вследствие строительства Свирской ГЭС и находилась фактически в бесхозном состоянии.

Едем дальше. Останавливаемся на въезде посёлка городского типа Повенец чтобы сфотографировать храм во имя Святителя Николая Чудотворца. Правда это уже современное деревянное зодчество — год постройки 2003.

Повенец является начальным пунктом Беломорско-Балтийского канала (в районе посёлка находится «Повенецкая лестница» из семи шлюзов).

Проехав ещё 10 километров мы прибыли в урочище Сандармох.

В Карелии помимо всех её бесчисленных красот есть и трагические места, которые тоже нельзя пропускать. Самое известное и печальное из них это как раз Сандармох — место массовых расстрелов и захоронений во время сталинского Большого террора 1937−1938 годов.

После открытия в 1997 году Сандармох был обустроен как мемориальное кладбище. В 2000 году ему присвоен статус объекта культурного наследия России.

Является одним из самых больших и известных захоронений жертв сталинских репрессий. Всего здесь обнаружено 236 расстрельных ям, в которых палачами НКВД было тайно убито и захоронено 6241 человек.

На настоящий момент благодаря изысканиям историков известно имя каждой жертвы.

Здесь были убиты спецпоселенцы и жители Карельской АССР, заключённые Беломорско-Балтийского лагеря, а также самый многочисленный «первый этап» Соловецкого лагеря.

Благодаря последнему факту Сандармох приобрёл международное значение, поскольку в Соловецком лагере узниками были многие известные люди: деятели культуры, учёные, лидеры политических, национальных и религиозных движений.

Ходить тут и вглядываться в портреты убитых было нелегко. Я представлял как это всё происходило (расстрелы), как человек поднимал голову, смотрел на небо через крону дерева, понимая что через секунду жизнь его закончится. Слышал выстрел и падал на необычайно красивую карельскую землю.

Я смотрел на лица людей и моделировал истории в которых их коллеги по работе, соседи и товарищи пишут доносы на своих друзей и далее нарастающие списки уходили на верх к начальникам. Кто-то делал это умышленно по злобе и зависти, другие из-за глубокой идеологической веры.

Прошлого не вернуть и не изменить. Я понимал, как же повезло нам что мы этого всего не застали. Поднимая голову к небу, как это здесь же делали заключённые восемь десятилетий назад я знал, что не получу пулю в затылок, ведь живу в совершенно новой стране, которая не боится своей истории и благодарна предыдущим поколениям.

Я был потрясён увиденным. В конце поразил ещё контраст. С одной стороны ужас и боль, а буквально в нескольких метрах от всего этого поляна, сошедшая с картин художников.

Ад и рай в одном месте. Телефон конечно не передаст всей этой красоты, но в живую смотрится восхитительно. Такого пейзажного покрова у нас в Тульской области нет.

Жизнь продолжается. До финальной точки сегодняшнего дня нам оставалось проехать 385 километров, так что в Рабочеостровск мы приехали поздно вечером. Несмотря на сильное желание поспать, я встал рано утром, чтобы встретить вот здесь рассвет.

На пробуждение солнца я немного опоздал, но зато память от данного места теперь останутся до конца жизни.

Точнее я опоздал всего минут на 15−20. А так это тоже можно смело назвать рассветом в очень крутой природно-кинематографической достопримечательности.

На окраине этого небольшого городка в 2005 году проходили съёмки замечательного фильма Павла Лунгина «Остров». В главных ролях снимались: Пётр Мамонов, Виктор Сухоруков, Дмитрий Дюжев.

Место киногруппа подбирала долго. Было четыре экспедиции: съёмочная команда проехала по Мурманской области, побывала на Ладоге, Онежском озере, в Кижах, на Псковских озёрах. Ни один из действовавших в тех местах монастырей не подошёл режиссёру, так как ему требовался «маленький, заброшенный скит, а все современные монастыри — это огромные, обнесённые высокими стенами города».

Во время пятого выезда натура нашлась — это было окраина маленького посёлка Рабочеостровск на побережье Белого моря. Подошло всё: и пейзаж, который отвечал замыслам сценариста и художника, и естественные декорации. Вокруг — море, в котором разбросаны острова. На суше — старая навигационная башня, полузаброшенные домики.

Я был тут совсем мало, но испытал потрясающие ощущения от единения с этим местом, ведь находился в полном одиночестве и тишине. Я даже на мгновение почувствовал себя монахом отшельником.

На кадрах вы наверное сразу заметите отличия в освещение и небе. Так вот, мы посчастливилось побывать здесь дважды. Первый раз до Соловков и потом ещё с группой после возвращения в Рабочеостровск. Что примечательно, погода в обоих случаях была идеальной.

По возвращению домой я естественно с большим удовольствием пересмотрел это кино. Рекомендую посмотреть фильм и пока ещё там всё не развалилось — посетить одно из его главных съёмочных мест.

В 2007 году режиссёр Павел Лунгин сказал: «Мы жили на окраине рабочего посёлка в маленькой пустой гостинице. Там есть причал, откуда уходят корабли на Соловецкие острова. Зимой, конечно, они уже не ходили. Оттуда в своё время отправляли заключённых в лагеря.

Это места, надышанные и первой русской святостью, подвижниками, монастырями и в то же время политые кровью безвестных мучеников советских времён. Там осталась колючая проволока, ржавые рельсы. Та баржа, которую мы затопили в картине, тоже сохранилась с тех времен. Именно на таких баржах заключенных увозили на Соловки. Поэтому место это для нас было особое.

На протяжении съёмок у нас в группе было чудесное ощущение общности, никто чужой к нам не приходил. Воспоминания остались у нас очень счастливые. Актёры играли лучше, чем всегда. Оператор Андрей Жегалов совершил какой-то колоссальный прорыв и снял так, как он не снимал никогда. Все вместе мы сделали больше, чем мог каждый из нас по отдельности. Такое бывает раз в жизни. И я счастлив, что в моей жизни это произошло.» Источник

После утренней прогулки на «Остров» я вернулся в отель, мы позавтракали, собрали вещи и поплыли к моей давней, российской мечте. Продолжение следует…

Хотите поделиться своими «дорожными историями»? Пишите
в личку Татьяне Афанасьевой
И да здравствует наш общий и бесконечный «Гульбарий»! ;)

Опрос

Почему я не пишу комментарии под гульбариями?

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Google.news
Автор: dk1974
9 октября, в 10:00 +21

«Гульбарий»

Маршруты выходного дня и дерзкие планы на лето. Кто не подпишется, в отпуск не пойдет!

Знаменское-Садки. Крутая заброшенная усадьба в двух шагах от МКАДа
Знаменское-Садки. Крутая заброшенная усадьба в двух шагах от МКАДа
Очарование Русского Севера. Часть 1
Очарование Русского Севера. Часть 1