Мои девяностые

Мои девяностые

Субъективные заметки об объективных обстоятельствах.

Заметка первая.

 

Крутилась у меня задумка черкнуть несколько абзацев про жизнь в 90-е годы прошедшего двадцатого века. Да-да – те самые, к которым с лёгкой руки конъюнктурных журналистов прицепился эпитет «Лихие девяностые». Причём прицепился он уже в сытые двухтысячные, когда о кризисе 2008-го года ещё никто и понятия не имел. А написать захотелось потому, что слишком много штрихов из этих самых 90-х годов я вижу сейчас на улицах родного города. По отдельности эти штрихи ничего не значат, по отдельности они даже незаметны, как незаметны маленькие приметки, по которым знающий человек может предсказать что-то происходящее в природе. Плохое или хорошее – Бог весть…

Я не хочу давать политические или какие другие оценки искомому десятилетию. Десятилетию, которое было непростым, сложным, чёрным или золотым для кого-то, но без сомнения очень интересным, так сказать кипучим временем. Хотя много кто его и не пережил. Аллея на Мыльной горе слева от храма напоминает о том времени очень зримо. Хотя спроси сейчас среднестатистического человека в Туле, вряд ли он скажет кто такой Паша «Тульский» Фадеев и чем знамениты Царь и Осип. И очень хорошо, что не скажет. 

Мне интересно вспомнить те бытовые детали, которые запомнились мне. Причём в чём-то я могу ошибаться, чего-то не помнить, и, в общем, воспринимать то время исключительно через призму своего восприятия. Ни в коем случае не претендуя на историческую ценность этих заметок. Короче быт, быт и быт…Без политики.

В середине 90-х я обучаясь в выпускном классе не самого последнего среднего учебного заведения нашего города впервые попробовал спиртные напитки. Мне запомнился очень хороший крымский портвейн, который продавался во многих продуктовых магазинах, в частности в Янтаре на улице Советской, рядом с Филлиповским хлебным магазином. Портвейн назывался Красный-крымский, делался в Массандре, был очень сладким, тягучим и вкусным, а стоил сущие гроши. Разливался почему-то в бутылки по 0,5 литра, что для портвейнов нетипично. Возвращаясь с тренировки мы брали пару бутылочек такого портвейна на четверых и совершенно спокойно распивали его на стоянке у Белого дома. И никто ничего не боялся, никому до нас не было дело. Что интересно, никто из той компании алкоголиком не стал, а все выбились в люди. Так-то.

В городе было просто засилье коммерческих ларьков. Нет засилья не было, это я преувеличил, но ларьков было действительно много. Продавалось там почти всё. Начиная от полутора десятков сортов водки, преимущественно с красивыми этикетками, начиная от известного Распутина (который подмигивал, но только «настоящий», а был ещё пяток неподмигивающих Распутиных), заканчивая совершенно никому не известными сортами типа Karkov или Morozoff, а был ещё Morozov и уйма других названий, которые уже успели изгладиться из моей памяти. Меня поражал почти бесконечный ассортимент немецких (а может и польских) ликёров Berliner Baren всех цветов радуги. Ну и знаменитый «бабоукладчик» - польский ликёр Амаретто с разными красивыми этикетками, кстати весьма вкусный на вид. Про спирт Ройаль упоминать не буду, его и без меня помнят. Кстати мы, по малолетству, его не употребляли ни разу. Я даже вкуса его не знаю. Пили его взрослые. Что интересно я не разу не слышал, ни в лицее, ни «на районе», что кто-то отравился спиртным. Думаю, что некачественного спиртного (я имею в виду легально произведенных спиртных напитков) тогда было поменьше чем сейчас. 

Курить вот я не курил. Баловался, но не курил. Зато прикольно было выпендриться перед окружающими достав из кармана плоскую пачку с золотым тиснением сигарет «Ротманс Роялс» или ещё круче ментоловго «Санкт-Морица» и предложить подружке на дискотеке. Смотрелось это действительно стильно, сигареты были настоящие импортные, да ещё и премиум класса. Пачка таких сигарет стоила очень прилично. А доставались они так. В те времена была практика продажи сигарет поштучно. Да что сигарет, пачечка жевательной резинки «Стиморол», которую вполне себе рекламировали по телевидению была не по карману. И продавалась в ларьке россыпью. Каждая подушечка отдельно. Что делать хотелось приобщиться к «американской мечте». Хотя нет – вру, американская мечта – это сигареты «Лаки Страйк», у Стиморола был какой-то другой слоган. Так-то, голь на выдумки хитра была и тогда.

Но я о сигаретах. Самое сложное было выпросить у продавца пустую не мятую пачку. Иногда везло. Особенно добрыми были продавцы в ларьках на автовокзале. К ним можно было подойти вечером и они иногда отдавали пустые пачки от красивых сигарет. Так сначала находилась пачка какого-нибудь Данхилла/Ротманса, а потом покупался пяток сигарет, и укладывался туда. На дискотеке можно было угощать, а некоторые девчонки, которые понятия не имели про вышеприведённую схему, смотрели с завистью и восхищением. Сейчас это кажется смешным, напрашиваются аналогии с папуасами и консервными банками, но тогда это было круто. Как говорится мелочь, а приятно. Я повторюсь, что курить я не курил, поэтому и деньги на сигареты у меня уходили только для подобных понтов.

Часто ларьки горели. Иногда вместе с продавцами. Помню ларёк в Центральном парке, напротив самолёта Ту-124 (да-да, в парке стоял самый настоящий пассажирский самолёт, и внутрь можно было залезть по крылу, а потом через разбитый иллюминатор в салон; ух и нагажено же было там, хе-хе) горел раза четыре. И ничего, восстанавливали его очень быстро. Ларьки были чуть ли не бронированными, потому-что работа продавцом была двольно опасна. Могли и ограбить, могли и убить. Правда я лично знаю двух продавцов из ларьков 1994 года. Один из них живёт в Москве – рантье, а второй уехал на ПМЖ в Карловы Вары. Отлично себя чувствует.

Ещё в ларьках продавались аудиокассеты, как чистые, так и с записями. Один из самых недорогих ларьков был возле артучилища. Кассеты там были самые беспонтовые SKC и австрийский RAKS. Они считались весьма себе средненькими, но меломаном я никогда не был, основная цель у меня была сэкономить, вот и отоваривался там. Тем не менее собрал себе почти всего Высоцкого, Roxett, Queens, ну и попсы всякой. Девочки, с которыми я общался, любили попсу и медлячки всякие, поэтому надо было соответствовать. А на каких кассетах это было записано девочкам было плевать. Они в кассетах не разбирались. Достаточно крутая точка по продаже этого хозяйства была при входе у магазина «Мелодия» на Красноармейском проспекте. Там можно было приобрести очень разную музыку. Да и ассортимент чистых кассет завораживал. От дешёвых SKC и Wagdoms до дорогих Sony и Basf с хромированной лентой. Но, повторюсь, меломаном я не был, поэтому не покупал такую роскошь. Ходили слухи, что эту точку крышевали очень серьёзные люди, за которыми стояли ещё более серьезнее люди. Но я был молод и абсолютно не интересовался такими высокими материями, кто под кем, и кто от кого. Кстати фильм «Бумер» по моему мнению совершенно не отражает тех реалий, которые я помню. Сказочка про Белого бычка. Если что-то из подобных «произведений» и передаёт слегка дух того времени, то мне кажется это «Антикиллер» Даниила Корецкого. Да и то книга, а не фильм. Фильм – откровенное так себе. Но я опять отвлёкся.

В 1994-м году я увлёкся футболом и летом стал ходить на матчи «Арсенала». Он тогда играл во второй лиге, кажется по нынешнему это третий дивизион. Поправьте меня, если ошибаюсь. На стадионе тогда совершенно легально продавали пиво, и можно было проносить его даже на трибуны. Самое недорогое пиво было тульского завода, вот непомню как он назывался ещё «Тульское пиво» или уже «Таопин». Милиция смотрела на это абсолютно либерально. Если ты не начинал бузить и буянить, то можно было пить пиво и смотреть футбол. В наше время это просто не укладывается в голове.

Помню массовую драку футболистов на матче Арсенал-Торпедо (Миасс). Уральцы были злые и подрались так, что на поле выбегал ОМОН и разнимал игроков. Арсенал в той игре выиграл со счётом 1-0. Больше мне из сезона 1994 года ничего не запомнилось. А к следующему сезону к футболу я охладел.

Буду рад Вашим дополнениям и поправкам. Продолжение следует.

С уважением, Вернер Хольт.

Автор: Werner_Kholt, 26 августа 2015, в 13:39 +33
Мои девяностые.
Мои девяностые.
Отец и Сын
Отец и Сын