Бывшего врача ЦРД Галину Сундееву амнистировали
Галина Сундеева. Фото из архива Myslo

Бывшего врача ЦРД Галину Сундееву амнистировали

За страшную трагедию в Центральном роддоме Тулы в 2014 году, когда обгорели двое новорожденных, никто так и не понёс реального наказания.

11 апреля в Центральном районном суде Тулы огласили приговор по громкому делу бывшей заведующей отделением патологии беременных ГУЗ «Родильный дом № 1», которая дежурила в день пожара, в котором серьёзно пострадали двое младенцев.

Из материалов уголовного дела следует, что в день трагедии, 19 ноября 2014, в 18.32 на пульт дежурного оператора ООО «Технопульт» поступило сообщение: в ЦРД сработала пожарная сигнализация. Оператор поставила в известность об этом врача акушера-гинеколога, а тот, в свою очередь, передал информацию дежурившей Галине Сундеевой. Сама подсудимая вместо того, чтобы лично проверить место ЧП, сообщила диспетчеру об отсутствии пожара (на суде прослушали диск с аудиозаписью разговора, в котором Сундеева сказала сотрудникам «Технопульта», что пожара нет) попросила акушерку переустановить пожарную сигнализацию. Из-за этого пожар не успели вовремя ликвидировать, в огне пострадали двое новорождённых: прямо над ними загорелись лампы для фототерапии (эксперты говорят, что возгорание произошло нагревания фланелевой ткани, которая была накинута на лампы). По заключениям экспертов, девочка получила ожог 10% тела, у мальчика обожжено более 70% тела и внутренних органов.

Медсестра, которая первая увидела пожар, рассказала на суде, что, когда она зашла в палату, над малышами тлела лампа, а раскалённые капли с решетки капали на детей.

Эксперты говорят, что дети горели заживо примерно 12 минут. Как только пожар был обнаружен, медики начали выносить кроватки и сообщили о случившемся Сундеевой. Она также стала эвакуировать детей. Галина Сундеева выносила пострадавшего мальчика. Его сразу же поместили в реанимацию. Когда заметили ожоги на девочке, её тоже положили в реанимацию.

В ходе судебного следствия установлено, что, согласно должностной инструкции, в отсутствии главного врача именно дежурный врач должен контролировать соблюдение пожарной безопасности, а также нести ответственность за средний и младший персонал. Согласно должностной инструкции, если ответственный врач-дежурант занят, он обязан перепоручить свои полномочия другому дежурному. Все работники должны допускаться к работе только после прохождения противопожарного инструктажа и при обнаружении возгорания должны сообщить о ЧП в пожарную охрану. Со всеми инструкциями Галина Сундеева была ознакомлена, о чём свидетельствуют её подписи в документах.


Галина Сундеева со своим адвокатом Игорем Филипповым во время оглашения приговора

 

В суде свою вину Галина Сундеева так и не признала. У нее на протяжении всего судебного процесса было своё видение ситуации:

- Я не считаю себя виновной, потому что дежурная бригада была поставлена в невыполнимые условия. На табло пожарной сигнализации горела комната 1Б, а такой комнаты в роддоме не существует. На самом деле пожар произошёл в комнате № 8. И мы, к сожалению, не могли найти это «засекреченное» помещение, — заявляла журналистам Галина Сундеева перед началом первых заседаний.

По мнению подсудимой, правила противопожарной безопасности соблюдались ей в полном объёме. Она рассказала, что с инструкцией была ознакомлена только в декабре 2014 года, после трагедии. А инструкция, подписанная ею в октябре, не содержала такие сведения. 19 ноября 2014 года она заступила на дежурство, но не знала о том, что она врач-дежурант и отвечает за противопожарную безопасность. Документы об этом, по мнению подсудимой, появились уже после происшествия. А инструкции о действиях дежурного врача, по словам Сундеевой, на тот момент вообще не существовало.

Галина Сундеева сообщила, что не знает, почему сигнал о пожаре не поступил в МЧС. И, по ее мнению, именно на сотрудниках МЧС лежит ответственность за произошедшее.

Кроме того она не согласна с тем, что должна была лично искать место пожара. Да и переустановить пожарную сигнализацию ей посоветовали сотрудники «Технопульта».

Действительно ли сигнализация работала с недочётами, о которых говорит Галина Сундеева, выяснял суд. В ходе процесса были допрошены более 80-ти свидетелей, в том числе сотрудники пожарной охраны и люди, занимавшиеся установкой сигнализации в ЦРД. Но их показания не оглашали, так как судебное заседание проходило в закрытом режиме.

Суд установил, что вина Сундеевой доказывается показаниями свидетелей, в том числе сотрудниками родильного дома. Они рассказали, что должностная инструкция была разработана 13 декабря 2013 года, и все они были с ней ознакомлены.

По словам свидетелей, пожарная сигнализация в роддоме срабатывала часто. О том, какие номера присвоены палатам, знали все. Из показаний свидетелей также следует, что на пункте пожарной сигнализации высвечиваются этаж и крыло, поэтому найти место возгорания было можно. Ординаторская находится в 100 метрах от палат, и за 8−10 минут (по показаниям другого сотрудника роддома — за 2−3 минуты) можно было проверить все помещения. Что касается нахождения в палате медперсонала во время процедуры фототерапии, то это нигде не прописано. Но в любом случае медперсонал должен следить за процедурой — иногда заходить в палату и проверять детей.

Кроме того, сотрудники роддома рассказали, что каждый год врачи подают заявление на совмещение ставки с 0,5 ставки врача-дежуранта. Сундеева подписывала этот документ в январе 2014 года. И в документе указано, что именно врач-дежурант должен следить за противопожарной безопасностью в ночное время с 16.00 до 8.00.

А допрошенный сотрудник МЧС рассказал, что медперсонал роддома, в том числе и Галина Сундеева, хотел скрыть факт наличия пострадавших. Прибывшим на место спасателям сказали, что возгорание потушено, пострадавших нет.

Вина подсудимой подтверждается и письменными доказательствами по делу: протоколами осмотра места происшествия, должностными инструкциями, приказами и т. д. Материалами дела подтверждается, что Сундеева была ознакомлена с инструкцией по противопожарной безопасности.

Суд пришёл к выводу, что непризнание вины подсудимой вызвано субъективной оценкой действительности.


Судья Ольга Климова оглашает приговор

 

Суд счёл представленные доказательства достаточными, принял во внимание положительную характеристику Сундеевой. Все свидетели характеризовали ее как профессионала. Суд квалифицирует действия Сундеевой как халатность, учитывает общественную опасность деяния и учитывает коллективное письмо в защиту, петицию и данные о личности подсудимой.

Судья Центрального районного суда Ольга Климова огласила приговор. Галину Сундееву признали виновной в преступной халатности, повлекшей по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека. Санкция этой статьи предусматривает наказание — до пяти лет лишения свободы.

Галине Сундеевой присудили три года лишения свободы с запретом права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций в органах и учреждениях здравоохранения на срок три года.

Однако суд тут же освободил женщину от наказания в связи с амнистией, приуроченной ко Дню Победы. Основанием для амнистии стал пожилой возраст Галины Петровны и состояние здоровья. В связи с амнистией, суд постановил снять судимость с Галины Сундеевой. Юридически она чиста.

Получается, что за трагедию, произошедшую в ЦРД 19 ноября, когда во время сеанса фототерапии в палате новорождённых загорелись лампы и младенцы горели заживо 12 минут, так никто и не понёс реального наказания.

Напомним, по факту случившегося было заведено всего два уголовных дела, одно в отношении Галины Сундеевой, второе разбирательство коснулось медсестры ЦРД, которая отнесла малышей на процедуру без согласования с врачом и оставила их без присмотра. Медработнице грозило до пяти лет тюрьмы, но её, так же как и Сундееву, амнистировали.

 

Громкое дело бывшей заведующей вызвало большой резонанс. С одной стороны, общественность призывала наказать виновных в искалеченных судьбах младенцев, с другой, на защиту Галины Сундеевой встали её бывшие пациенты и коллеги. Женщины приходили в суд поддержать подсудимую, собирали подписи в её защиту и создали онлайн-петицию, требуя снять обвинение с Галины Петровны. Петицию подписали больше трёх тысяч человек.

Группа поддержки подсудимой, казалось, стирала грань между ответственностью за преступление и профессиональной квалификацией. Они заявляли, что Галина Петровна — врач от бога, благодаря ей на свет появились сотни туляков. Однако никто из них не находился в родильном доме в момент трагедии и не мог свидетельствовать в защиту подсудимой по конкретному происшествию.

Другая часть общественности по-прежнему недоумевает: Как же случилась трагедия, если никто не виноват? Кто понесёт ответственность за чрезвычайное происшествие, в котором пострадали двое новорожденных? Эти вопросы так и останутся без ответа, поскольку все уголовные дела по факту пожара в ЦРД завершены.

Усыновители малышей, пострадавших при пожаре, на оглашении приговора не присутствовали. Биологическая мама отказалась от пострадавшей девочки ещё до пожара, а новые родители дали показания только на одном из заседаний. Они не стали присутствовать на остальной части судебного процесса. А интересы получившего ожоги мальчика на суде представляли органы опеки. Вопрос с новой семьёй малыша решился уже во время рассмотрения дела бывшей заведующей. Напомним, 12 февраля Центральный районный суд удовлетворил просьбу об усыновлении москвички Светланы.

Автор: Оксана Косякова, 11 апреля 2016, в 13:12 +9
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день

Галина Сундеева: Буду обжаловать приговор и отстаивать свое честное имя
Галина Сундеева: Буду обжаловать приговор и отстаивать свое честное имя
Бутик «Валентина» на Болдина дарит подарки
Бутик «Валентина» на Болдина дарит подарки