Тулячка Евгения Климовна Чужанкова: Я копала окопы вместе с Владимиром Этушем

9 апреля 1945 года на броне советского танка, входящего в горящий Кенигсберг, сидела хрупкая девушка. Сегодня Евгении Климовне больше 80-ти, многое стерлось из памяти, но этот эпизод она помнит как сейчас.

9 апреля 1945 года на броне советского танка, входящего в горящий Кенигсберг, сидела хрупкая девушка. Сегодня Евгении Климовне больше 80-ти, многое стерлось из памяти, но этот эпизод она помнит как сейчас.


Евгении Климовне сейчас уже за восемьдесят.
А кто ей этот возраст даст?!

Родилась Женя в 1926 г. в Туле. В 1931 г. отцу – парторгу оружейного завода Акиму Чужанову – дали квартиру в одном из новых жилых корпусов на ул. Луначарского, 17 (эти пять домов из красного кирпича сохранились до сих пор). В 1937-м, когда сталинские репрессии были особенно яростны, многих соседей отправили в тюрьмы. Когда ночью раздавался звук подъезжающей машины, мама Жени вставала и шла к окну смотреть, не к ним ли прибыли страшные гости...
...Летом 41-го Женя закон-чила 7 классов 48-й школы (сейчас – №29). А в начале августа она с пятью подружками уже копала  противотанковые рвы у Вязьмы.
– Секретарь Зареченского райкома комсомола нас вызвал и сказал, что мы будем рыть окопы вокруг Тулы. Мы оказались в военном эшелоне, идущем в сторону Вязьмы. Выгрузили нас, дали ломы, лопаты и сказали: «Ройте!» Рядом работали студенты Московского театрального института – человек 12 девочек и один парень. Красавец, высокий такой, стройный, курил папиросы все время. Звали его Володя Этуш.
Немцы часто бомбили, обстреливали нас с самолетов. А однажды показались их танки – далеко, сбоку от того места, где мы были. Поняв, что вот-вот начнутся бои, военные нас собрали, посадили в трехтонку и отправили домой.


1945 г. Женечке Чужанковой 19 лет.
Война в прошлом, впереди – целая жизнь!

В октябре Женя с семьей едет в Ижевск, куда эвакуируют оружейный завод. Там она получила паспорт (его выдавали в 16 лет) и решила «усовершенствовать» свою фамилию и отчество, став Евгенией Климовной ЧужанКовой. Обустроившись на новом месте, девушка пошла работать на машзавод. Собирала винтовки, пулеметы, комплектующие для танков.
– Смена – 12 часов. Паек – 800 граммов черного хлеба – даже до дому не всегда успевала донести – очень есть хотелось. Мама покупала на базаре гимнастерки, переделывала их в модные блузки и обменивала на продукты.
Тайком от родных Женя поступила в медучилище, чтобы потом пойти на фронт. Однажды, узнав об этом, мать заявила: «Только через мой труп!» Пришлось отступить.
В феврале 44-го Чужановы вернулись в Тулу. Но квартиру их уже занимали другие люди, пришлось поселиться у бабушки в доме на ул. Чапаева. Женя пошла работать в райком комсомола, заведовала сектором учета.


Уникальное фото: 1945 год. Кенигсберг взят! Именно на этом танке
Евгения Чужанкова въехала в пылающий город.
Ее будущий муж Алексей Холодков – на снимке третий слева.

Когда сказали, что надо ехать восстанавливать целлюлозно-бумажный комбинат в Кенигсберг, Женя оказалась в первых рядах добровольцев. Город еще не сдался, но после разрушительных бомбардировок англо-американских войск был практически обречен.
– До Кенигсберга не доехали – там еще шли страшные бои, высадили нас на станции Инстербург (с 1946 года – Черняховск). Там стояли советские танки и военные машины. Вместе с ними двинулись к городу-крепости. Познакомилась с командиром одного из экипажей, Алексеем Холодковым, очень мы друг другу понравились.

– На танке Алексея я и въехала 9 апреля в Кенигсберг. Картина открылась ужасная! Почти все дома разрушены, пожары полыхают, трупы повсюду...

В зоопарке из животных выжили только барсук, осел и раненый бегемот. Зоотехник зверя выходил и потом показывал солдатам за 3 рубля.
...На целлюлозно-бумажном комбинате сказали, что нужно приступить к работе в конце мая, и Женя поехала в Тулу, где и узнала о Победе. Погостив у родных, вернулась в Кенигсберг. Сначала помогала восстанавливать предприятие, а потом устроилась в заводской детсад.
В 1948 году Евгения Климовна вышла замуж за своего Алексея, родила ему сына, не утратив при этом стройности и привлекательности. Однажды ее даже приняли за Любовь Орлову, которая как раз в это время снималась в Кенигсберге в фильме «Встреча на Эльбе» (Эльбу «изображала» местная река Преголь).
В 1950 году мужа отправили служить в Германию, поехала с ним и Евгения Климовна. И сразу нашла работу: ее, закончившую курсы машинописи и стенографии, взяли в особый отдел при одной из воинских частей.


Таким будущий мэтр кино Владимир Этуш
пошел добровольцем на фронт.

В 1956 году, в числе первых 640 тысяч демобилизованных советских солдат, вернулась в Тулу.
– За шесть лет, что пробыла в Германии, всю ее изъездила. Очень красивая страна, иногда жалею, что не осталась там, а возможность такая была. Много потом было всего – и хорошего, и плохого, но военные и послевоенные годы вспоминаю с радостью: это же моя молодость!
Теперь у меня две внучки и трое правнуков. Говорят, те, кто дожидается правнуков, попадают в рай. Только я не спешу – уж очень жить нравится!

Фото Сергея Киреева и из архива Евгении Чужанковой

 

27 апреля 2010, в 16:40
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день