Зимняя сказка

Зимняя сказка

Ульяна, заядлая лыжница, познакомилась в горах Кабардино-Балкарии с местным жителем Шамилем. Вспыхнула страстная любовь, влюбленные решили пожениться, но родители Ульяны слышать ничего не хотели о каком-то «балкарине». А вскоре Ульяна получила пис

Ульяна, заядлая лыжница, познакомилась в горах Кабардино-Балкарии с местным жителем Шамилем. Вспыхнула страстная любовь, влюбленные решили пожениться, но родители Ульяны слышать ничего не хотели о каком-то «балкарине». А вскоре Ульяна получила письмо от Шамиля о том, что они вынуждены расстаться...


Окончание. Начало в №45

Ульяна Соколова.
Фото Fotolia/PhotoXPress.ru

А потом в моей жизни наступил период безумия. Тёмные силы подсунули мне огненную страсть, которая дотла сожгла во мне всё светлое и доброе. Эта страсть превратила мою душу в головешку. Я с ужасом смотрела на пепелище своей жизни.

Возвращение Шамиля

Прошло несколько лет.  Постепенно образ Шамиля растаял, и в памяти моей остались только ореховые глаза. Но, приезжая в очередной раз на горнолыжный курорт, я с благодарностью вспоминала, как Шамиль помог мне понять и освоить технику спуска с горы. Помню, когда снегопад наконец прекратился, мы дружно утрамбовали снег на склоне, и Шамиль, следуя за мной по спуску, командовал: «Вперёд наклонись, на носки. Укол правой, укол левой палкой.  Приседай на правую ногу, теперь – на левую».   Я всё поняла и освоила! Никогда с тех пор я не чувствовала себя на горе «чайником»  и  могла смело пройти любую трассу. Где я только не каталась!..  Только ни в Приэльбрусье, ни в Чегемское ущелье, ни в Архыз я больше никогда не ездила.

А потом в моей жизни наступил период безумия. Тёмные силы подсунули мне огненную страсть, которая дотла сожгла во мне всё светлое и доброе. Эта страсть превратила мою душу в головешку. Я с ужасом смотрела на пепелище своей жизни. И как раз в этот период моей жизни однажды раздался звонок в дверь (я уже переехала к тому времени от родителей в маленькую, но зато свою квартирку). Открываю. На пороге Том Круз собственной персоной, поднявшийся на второй этаж моей «хрущёвки» прямиком из фильма «С широко закрытыми глазами». Представляете мою панику? И лишь его распахнутые ореховые глаза привели меня в чувство.

– Шамиль? Откуда, какими судьбами?

Позже я поняла, что его послал Бог, чтобы спасти мою грешную душу. Но в тот момент я была невменяема.

– Помнишь, мы договаривались с тобой выходить на космическую связь каждый вечер в 20:00 по московскому времени?– спросил Шамиль.

– Конечно я помнила и первое время исправно смотрела на звёзды.

– Так вот,– продолжил он.– Несколько вечеров подряд я слышал твой голос, зовущий меня.

Шамиль приехал спасать меня. Он на подсознательном уровне почувствовал грозящую мне опасность и попытался остановить меня.

Змей-искуситель

Я могла бы сейчас сочинить красивую сказку о том, как я благодарно взяла своего спасителя за руку и мы пошли вдвоём в счастливое будущее. Только истина заключается в том, что я пёрла в то время вперёд, как танк, сметая и давя на своём пути любовь, дружбу, семейные и родственные узы, сжигая за собой мосты и разрушая весь окружающий мир. Я и по Шамилю проехалась гусеницами. Он, бедный, даже закрыл от боли свои ореховые глаза, когда я ляпнула:

– Уезжай, всё уже давно прошло.


– Я понимаю, – сказал он, с нежностью глядя на меня. – Но ты у меня единственная. Я ни к кому больше не испытывал такого чувства.


Что я могла ответить ему на это? Только одно – в мою душу вполз змей-искуситель, заглотивший всё то доброе, что накапливалось в ней годами, и нет там больше места – этот гад занял всё пространство. Он шипел мне в ухо:

– Пош-ш-шли его, пош-ш-шли подальш-ш-ше. Иш-шь, пташ-ш-шка горная. Кыш-ш-шш! Ш-ш-Шамиль, кыш-ш-ш!

Шамиль  рассказывал мне что-то  о своей жизни, об успешной карьере, но мои мысли были далеко.  Наконец он раскланялся и ушёл в ночь. Шамиль явился мне как ангел-спаситель, а я зло отмахнулась от него.  Я испила полную чашу унижений, оскорблений, попраний своего человеческого достоинства. И наслаждалась этим. Помните тургеневскую Зинаиду из повести «Первая любовь»? Я тоже целовала свои душевные (слава Богу, не физические) раны, зализывала их и опять окунулась в мазохизм.

Но, как говорил мой дядя Роберт, «всё проходит». Мои душевные раны затянулись, и я постепенно начала оживать, но жизнью своей совсем не дорожила. Я часто спрашивала себя: «Для чего нам дана жизнь? Для страданий? Неужели удел человека жить в вечном аду своих страстей?» Я перепробовала множество экстремальных видов спорта: сплавлялась по бурным рекам, занималась кайт-сёрфингом, летала на дельтаплане, но покоя не находила.

Жизнь в раю

Однажды друзья-байкеры предложили погонять по лесным тропинкам. Я не справилась с тяжёлой машиной и улетела в кусты. Выжила, но получила несколько сложных переломов со смещением.

Меня несколько часов собирали под наркозом, а потом накачали антибиотиками, на которые у меня аллергия. Время для меня остановилось.  Не знаю, как долго я была без сознания. Открываю глаза и сквозь пелену вижу белый халат.

– Доктор, пить, – бормочу.

В рот мне льётся живительная влага, нос улавливает родной нежный запах.

– Хорошо пахнет в больнице, – говорю, с трудом ворочая языком. – Здесь пахнет амброзией.

И опять впадаю в забытье. Не знаю, когда я опять открыла глаза. Всё тело и лицо нестерпимо зудели. Я подняла руку и увидела нечто распухшее, покрытое огромными багровыми волдырями. В палату вошёл человек в белом халате.

– Доктор, что со мной? – спросила я слабым голосом и вдруг увидела ореховые глаза, которые никогда ни с чем не спутаю.

– Шамиль, ты как здесь оказался?

– Ты опять позвала меня. Ты так жалобно стонала, что я бросил всё и примчался к тебе. 

Увидев на тумбе зеркало, я попыталась дотянуться до него.

– Тебе пока лучше на себя не смотреть, – сказал мне  Шамиль, но я всё же настояла на своём.

Увиденное повергло меня в шок. Огромное багрово-синее лицо, глаз не видно вообще, нос распух чуть ли не до ушей.

– Можешь любить такую женщину? – спросила я у Шамиля.

– Успокойся, дня через два-три всё пройдёт.

Он был прав. Отёки спали через пару дней, лишь по ночам нестерпимо зудели руки.

Шамиль все дни и ночи проводил у моей постели.

– Поклянись мне, что ты бросишь экстремальные виды спорта. Будем с тобой потихоньку кататься в горах, загорать на солнышке, лечить твоё израненное тело.

– И мою бедную истерзанную душу, – добавила я. Так и вышло. Мы уехали за тридевять земель, в одно очень спокойное королевство. Там никого не волнует наша национальная принадлежность, там терпимо относятся к людям разных рас. Мы – космополиты. Мы пацифисты. Мы за мир во всём мире и за взаимное уважение. И ещё мы за Любовь с большой буквы.

Я безмерно счастлива с Шамилем. Мы с ним две половинки, которые наконец соединились в одно целое. Мы понимаем друг друга с полуслова, а зачастую и вообще без слов. Мы читаем мысли друг друга и видим, насколько они чисты. Для Шамиля я идеал женщины, хотя, честно говоря, я далека от каких-либо стандартов красоты. Ему нравится во мне буквально всё, и я купаюсь в лучах его обожания.

Мы устраиваем друг другу маленькие праздники, не забываем о наших личных и семейных датах, очень любим делать подарки по поводу и без, бесконечно разыгрываем друг друга и нежно заботимся о своей половинке. Мы – одно целое, мы «двое в плоть одну».

Безмятежный покой окутывает меня и создаёт полную иллюзию жизни в раю. Бывает ли рай на земле? Да, если с тобой любящий и любимый человек.


Друзья!

Рассказать на страницах «Слободы» свою историю может каждый из вас. Пишите и присылайте письма с пометкой «Моя история» по адресу: 300026, Тула, а/я 1431; на info@sloboda.tula.ru.

14 ноября 2012, в 19:11
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день