Этот жадный мир

Этот жадный мир

 

В Туле Сбербанк дарит своим клиентам ко дню рождения ценные подарки – десять рублей наличными.

 

Сбербанк всегда рядом, ну почти. Мне, например, пришлось ехать в час пик по заторам километра три, четыре. Затраты на поездку составили рублей тридцать, не считая потраченного времени…

Третьего Сентября около четырёх часов вечера на моём мобильном высветился незнакомый городской номер. Звонок был из Сбербанка. Мужчина с хорошей дикцией поздравил меня с днём рождения и пригласил приехать за подарком (юбилейной монетой) в отделение на Красноармейском 2.

Я обрадовался и на вопрос джентльмена, смогу ли я подъехать сегодня, обещал быть через пару часов. Ровно в 18.00 я зашел в отделение и нашел окошко с озвученной джентльменом фамилией сотрудницы, которая должна была вручить мне подарок. Воеводина Наталья Евгеньевна обслуживала клиентку.

В предвкушении замечательного ценного презента в красивой упаковке, я сел рядом с окошком и стал ожидать своей очереди.

Однако, у Натальи что-то не получалось с клиенткой и так я просидел минут двадцать.  Посчитав, что ожидание затянулось, я встал и подошел к окошку:

– Здравствуйте. Меня пригласили, чтобы вручить подарок ко дню рождения.

– Это карточка и монета. Вам позвонили? – Я кивнул – Ну тогда присаааживайтесь. – Раздраженно сказала молодая Наталья Евгеньевна, сделав акцент на второй слог последнего слова.

Мне ничего не оставалось, как вернуться на своё место. Минут через пять меня подозвали к другому окошку.

Там у меня попросили паспорт и объяснили, что к подарку выдаётся карточка, но она находится в другом отделении, недвусмысленно давая понять, что я свободен.

– Вообще-то меня пригласили сегодня сюда, чтобы вручить подарок – монету! – Выходя из равновесия начал объяснять я. – И что теперь? Я потратил своё время и бензин. Позовите мне директора!

Одна из сотрудниц подошла к окошку и положила мне юбилейную десятку «50 лет первого полёта человека в космос» коих в обороте навалом и ценность её  – ровно 10 рублей.

­– Это подарок?! – Вознегодовал я.

– Да, эту монету только выпустили. – Нагло соврала мне сотрудница банка.

К слову, монета 2011 года.

–  У меня таких дома штук 20 было. – Возразил я.

–  Кто же знал, что у вас уже есть такая. – Похоже Сбербанк решил постебаться надо мной.

– Кто мне звонил? Позовите мне директора!

– Мы не знаем. Директора сейчас нет.

Я начал набирать номер, с которого мне был звонок. Номер постоянно сбрасывал вызов.

– Хотя, конечно, дарёному коню в зубы не смотрят, но ваш подарок просто смешон. И телефон этот не отвечает. Я возьму десятку, т.к. я журналист и мне интересно будет рассказать людям о том, какие подарки делает Сбербанк своим клиентам ко дню рождения. – Поделился я с работницами отделения.

Попросив написать на листке телефон, с которого был звонок, а так же мой телефон, мне пожелали всего хорошего, поздравили с днём рождения и сказали, чтобы я приходил ещё…

Десяток таких у меня и правда было предостаточно. Семь лет я занимался предпринимательством, внедряя в массы платёжный сервис, посредством некоторого количества терминалов самообслуживания в г.  Плавске.  Все мои автоматы были оборудованы монетоприёмниками. Не многие устанавливают эти девайсы, т.к. возню с мелочью большинство терминальщиков считает гемором. Но я оборудовал аппараты этой опцией, чтобы хоть как-то удержаться на плаву в жесткой конкурентной борьбе. При этом я всегда чутко относился к клиентам. Разбирался с каждым случаем непоступления денег на их номера, консультировал, оперативно устранял поломки оборудования, перепроводил ошибочные платежи и искренне переживал, когда люди не звонили мне по поводу возникших проблем.

Четыре терминала КИВИ (КИВИ-наглая и жадная контора, обирающая своих дилеров и частенько, обманывающая клиентов - прим. автора) с монетоприёмниками стоят в гипермаркете «Линия».

Подойдя к одному из них, я стал закидывать в него мелочь, но заметил, что на мониторе по-прежнему значится ноль рублей. Заглянув в щель внешней накладки монетника, я понял, что сам  девайс не установлен и монеты просто падают в утробу автомата. Записав телефон техподдержки, я спокойно удалился. Через пару часов я набрал техподдержку:

– Здравствуйте, ваш терминал сожрал мои деньги. Не могли бы вы положить на мой телефон тридцать рублей? – Сообщил я в техподдержку, полагая, что с той стороны находятся адекватные люди.

– А? Что? Какой терминал, где? Тридцать рублей? Молодой человек, у меня сейчас света нет. Я не могу вам помочь. Позвоните завтра – разберёмся. – Почти издевательски врал в трубку женский голос.

За 30 секунд контакта с техподдержкой мой баланс уменьшился на 15 рублей.

На следующий день я не стал звонить, а отправил смс с просьбой перезвонить мне или пополнить мой счёт на 45 рублей с учётом расходов на бесполезную техподдержку. Ответа не последовало. Тогда я стал звонить. Телефон абонента гудел, но никто не отвечал. «Что, привыкли деньги у людей тырить? Не хотите по-хорошему – будет по-плохому» – написал я в следующем сообщении. При этом баланс мой уменьшился ещё на 5 рублей. Вчера (спустя две недели) я снова подошел к бесцеремонному терминалу. Кинув 20 копеек, я убедился, что железяка по-прежнему неисправна и продолжает воровать деньги.

Оглядевшись по сторонам, я выдернул из розеток все четыре автомата, принадлежащие жадным и бессовестным владельцам. Кажется, я совершил что-то криминальное…

Что такое жадность? Каждый оценивает по-своему. Возможно, это когда ребёнка выгоняют с праздничного школьного чаепития, за то, что у его многодетных родителей не нашлось ста рублей, но при этом скромный подарок учителю стоимостью в триста рублей с рыла ими был оплачен. А вот социальное государство, которое хочет получить с отца пятерых детей «сороковник» долга, возникшего вследствие резкого повышения таксы на пенсионные нужды, но при этом направо и налево разбрасывается деньгами, поддерживая чужеземцев, не желающих работать – пример государственной жадности и лицемерия.  Вам отключают свет за тысячу рублей долга, а потом через суд выбивают деньги за подключение – жадность корпоративная. Вам постоянно и безбожно поднимают стоимость банковских услуг жадные финансисты.  Социальная жадность – когда тебе обещают бесплатный земельный участок, желая, как бы, улучшить твоё бытие, а по факту предложение означает, что тебя напрочь хотят лишить всяких жизненных перспектив. Вероятно, эти примеры покажутся вам неуклюжими, но они без пафоса, из личного архива…

Пожалуй, скажу ещё «пару слов» о криминальной жадности. В двадцатых числах Декабря прошлого года я двигался по маршруту Тула-Плавск на своём Черри М11. В салоне сидели четыре пассажира. Московское время около 23 часов. На участке Лукино-Плавск периодически встречались попутные фуры и всякие тихоходы. На скорости 120-130 километров в час я уверенно обгонял возникающие препятствия.

Сзади на хвост сел автомобиль с тусклыми квадратными фарами, который показался мне странным. Странность была в том, что семёра(?) упорно держалась за мной, выжимая последние лошадиные силы и при этом не разваливалась.  «Менты что ли?» – подумал я.

Один раз, возвращаясь на свою полосу после обгона, я цепанул метров пятнадцать сплошной линии разметки. Семёра при этом в наглую последовала за мной и закончила аналогичный манёвр уже далеко в пределах сплошной линии. «Не, не менты. Иначе бы уже включили мигалку» – сделал я поспешный вывод. На дороге возникло очередное препятствие в виде фуры.  Прерывистая линия скоро кончится, но я успею – сто двадцать лошадей под капотом мне в помощь. Убедившись, что встречка пустая, я выполнил манёвр и… опять не смог вернуться вовремя. В этот самый момент подозрительная машина «загорелась» красно-синими огоньками как новогодняя ёлка. Фура взяла вправо, а ментовозка, подвергая своих наездников смертельному риску, бросилась за мной в погоню.

Подобно голодным акулам, устремившимся за своей жертвой в тёплых водах Тихого океана, гаишники неслись за мной, алчно мигая дальним светом фар. Видимо, что-то хотели от меня. В этот момент дьявол начал шептать мне про сравнительные характеристики наших автомобилей.Аргументировал убедительно. Несколько секунд я колебался, затем утопил газ в пол. Сто пятьдесят километров в час, сто шестьдесят… Преследователи начали заметно отставать.

«Ещё шесть километров по прямой со скоростью 170 км/час, затем, курган славы, поверну направо и уйду по улице Олега Кошевого» – неистово работал мой внутренний навигатор. В этот момент Господь тоже что-то сказал мне. Я подумал о пассажирах в салоне, о том, смогу ли я беспрепятственно обойти все попутные автомобили и о том, что вурдалаки в погонах, безусловно, всё записывают на ручную видеокамеру. Обречённо сбросив скорость, я остановился на обочине. В кармане лежала пара тысяч рублей, но совсем оставаться без заработка я не собирался…

Сидя в девятке я смотрел запись своего нарушения и думал, что ни один честный гаишник не откажется от тысячи рублей.

– Минуточку, товарищ инспектор. – Сказал я и, выйдя из машины, подошел к его напарнику, стоявшему на улице.

– Товарищ инспектор, может, решим вопрос неформально?

– Решай с инспектором в машине.

– А вы там не пишете?

– Всё нормально будет, не бойся.

Я вернулся  и повторил своё предложение главному. Член ОПГ с колоритным жирным лицом,  выключил регистратор и поинтересовался, как я предлагаю разрулить сложившееся недоразумение.

– Один рубль, товарищ инспектор.

– Ты нормальный вообще? У тебя лишение прав или пять тысяч, минимум.

«Ни одна жирная свинья не откажется от одной тысячи рублей» – продолжал я медитировать над древней китайской аксиомой.

– У меня больше нет, инспектор. Поймите меня. Я и так весь в долгах. Налоги не знаю как заплатить. Я многодетный отец. Еле свожу концы с концами. – Начал я лечить инспектора.

– Кому сейчас легко? Ты думаешь у меня денег много? Что ты меня тут жалобишь? Сколько ты там должен? Ну, давай я заплачУ за тебя налоги?

– Тридцать шесть тысяч, товарищ инспектор. Я был бы вам благодарен.

– Ну, давай реквизиты я заплачУ тридцаточку, помогу тебе! Шесть тыщ оставшихся сам потянешь?

– Да я не помню реквизиты, может, вы мне наличными отдадите? Шесть тысяч то я потяну.

Боров посмотрел на меня безумными выпученными глазами.

– Один рубль. Больше у меня нет, если вас не устраивает, то делайте со мной то, что должны. – Повторил я свои условия, помня древнюю китайскую мудрость.

– Эээх, тяжелый ты человек, Андрей Владимирович. – Протяжно сказал инспектор и показал куда надо положить тысячу.

Затем он выписал штраф пятьсот рублей за «перегоревшие» в номерах лампочки и отпустил меня, посоветовав ездить аккуратнее. Я поехал дальше.

Экипаж ДПС развернулся через сплошную и поехал на север к прикормленным местам.  

Двое доблестных инспекторов стремительно умчались в ночь, скорее всего, обсуждая между собою, какой же я, всё-таки, жадный ублюдок

Автор: Аш ()/V\ePз|/|те/\Ь|-|Ь1й, 4 сентября 2014, в 03:15 +41
Около педа танцуют и поют индейцы
Около педа танцуют и поют индейцы
Кошмарная авария в Туле.
Кошмарная авария в Туле.