Моя Снегурочка

Моя Снегурочка

Иван К.

В 10-м классе меня попросили быть Дедом Морозом на утреннике у малышей. Парень я был высокий для своих 16 лет, плечистый, в общем, очень подходящий для роли этого сказочного персонажа.

Сопротивлялся я недолго, наша завуч по воспитательной работе Алла Петровна пообещала оставить мне костюм сказочного дедушки на сутки. Мы с моим другом Димкой решили в нём  по очереди поздравлять всех красивых старшеклассниц.

А вот со Снегурочкой вышла незадача. Когда я узнал, кого Аллочка, вернее, Алла Петровна выбрала на роль моей внучки, я засомневался, стоило ли вообще директору назначать Аллочку на должность завуча. Не погорячился ли он?

Симпатичных девчонок в школе было предостаточно, а Снегурочкой для малышей должна была стать бледная моль Светка Синицына. Маленькая, худенькая, бесцветная, она скользила по школьным коридорам, как тень отца Гамлета. Над ней даже не подшучивали, её просто не замечали. Из всех достоинств у неё имелась только длинная русая коса толщиной с ладонь. Но никому из мальчишек даже в голову не приходило дёргать её за эту косищу.

– Я понимаю, Маринка из параллельного или наша Наташка Попова, девушки с выдающимися формами, красотки, зажигалочки. А эта… О чём вообще Аллочка думала? – жаловался я Димке.

– Твои кандидатуры надо в стриптиз-клуб делегировать, а не на праздник к малявкам, – усмехнулся Димка. – А Светка как из снега, прозрачная вся. Того гляди растает.

Я с сомнением посмотрел на друга – не замечал за ним тяги к лирике. Я решил напрямую поговорить с завучем и указать ей на несостоятельность её затеи. Не хотел я позориться рядом с Синицыной.

– Знаешь, что режиссёр сказал про претендентов на роль Эраста Фандорина на пробах фильма «Азазель»? – спросила меня Аллочка, выслушав мои претензии.

– При чём здесь это? – буркнул я. – Где мы, и где они.

– У всех молодых актеров в глазах «доллары бегают», – продолжила свою линию Аллочка. – А Илья Носков, которого в итоге утвердили, по словам того же режиссёра, был похож на счастливого щенка, с любопытством взирающего на мир.  Это я к тому, что у ваших девчонок в глазах счётная-учётная машинка, их не проведёшь, не обманешь, в чудеса они не верят с пяти лет и сами сделать для кого-то чудо не способны. А Синицына  не от мира сего, как будто и вправду из какой-то сказки её сюда случайно занесло, и она мучается тут с нами, бедняжка.

Пока мы с Синицыной ждали Аллу Петровну, я решил блеснуть остроумием, тем более  рядом был Димка, который увязался со мной на первую репетицию.

– Ну что, Синицына, ёлку нарядила? А письмо Деду Морозу написала? – строго допросил я одноклассницу.

Она пожала худенькими плечиками:

– Мама не любит этот праздник. Мы его не отмечаем.

– Как это? – мне сразу расхотелось быть юмористом после её слов. – Вся страна, весь мир, значит, не спит всю ночь, все радуются, ждут Дедушку Мороза, готовят салаты, жгут бумажки, пьют шампанское, запускают фейерверки, а вы не отмечаете? Так не бывает. Это традиция, её нельзя нарушать, – наехал я на Синицыну.

– А то что? – спокойно спросила Светка.

Я не знал, что ответить. Мне на помощь пришёл Димка.

– А то пропадёт вера в волшебство. Должен быть хоть один день в году, даже одна ночь, которая напоминает человечеству: чудеса есть, они повсюду, помните об этом.

– Для этого есть Рождество, – отбила подачу Синицына.

– А это ещё одна ночь в году, которая даёт надежду, – не стал спорить Димка. – Праздники – это хорошо, это радостно, рядом близкие, друзья, все дарят подарки, говорят добрые слова и пожелания.

Я сам не заметил, как стал доказывать Светке, что надо обязательно отмечать Новый год.

Тут пришла Алла Петровна и положила конец нашим спорам – мы начали репетировать.

Вечером я долго ворочался в постели. Это ж надо! Есть человек не в далёкой Африке, не в Бразилии, а рядом со мной, который никогда не праздновал Новый год. Просто персонаж из Красной книги.

Я с нетерпением ждал следующей репетиции, чтобы поговорить с Синицыной.

– А отец, бабушки, дедушки у тебя есть? –  пристал я к Светке, пока она пыталась читать сценарий утренника. – Они куда смотрят, почему не устроят тебе праздник?

– Никого у нас нет, – спокойно сказала Светка. – Мы с мамой вдвоём живём.

Зачем-то я пошёл провожать Синицыну домой.

– Как же так получилось, что у тебя совсем нет родственников? – спросил я.

– Моя мама выросла в детдоме, отец тоже. Когда мама забеременела, отец испугался ответственности и бросил её. Потом родилась я.

– А мама, значит, не испугалась ответственности? – зачем-то уточнил я.

– Мама тоже испугалась и сдала меня в дом малютки, – ответила Светка.

– Это ты так шутишь?

– Не шучу. Потом, когда мне было пять лет, мама уже  хорошо зарабатывала и могла меня содержать, она меня забрала. Мне повезло, что никто не захотел меня удочерить.

На утреннике я увидел свою Снегурочку и обомлел. Алла Петровна сделала из Синицыной настоящую красавицу. Куда делись бесцветные неказистые Светкины ресницы? А веснушки куда пропали? Чёрное опахало густых длинных ресниц вокруг синих-синих бездонных глаз, фарфоровая кожа, точёная фигурка в серебристой шубке и счастливая улыбка Снегурочки делали её неотразимо милой и прекрасной.

– Не зря директор Аллочку поставил завучем, – прокомментировал Димка, вынырнувший в конце утренника из толпы малышни. – Она в Синицыной не ошиблась.

Я тоже подумал, что мои мысли о несоответствии занимаемой должности были преждевременны. Алла Петровна профи в своём деле.

В новогоднюю ночь я маялся. Друзья веселились, пили шампанское, балагурили, танцевали, даже затеяли гадать на воске, потом играть в фанты.

Я  получил задание принести в шапке снега с улицы и, воспользовавшись случаем, направился в сторону Светкиного дома. Выпитое шампанское сделало меня смелым и неудержимым. Я настойчиво позвонил в квартиру Синицыной. Мне долго не открывали, но я всё нажимал и нажимал кнопку звонка.

– Кто? – спросил наконец женский голос за дверью.

– Дед Мороз! – закричал я.

– Я сейчас милицию вызову, будете знать, как хулиганить.

Я скатился с лестницы и на улице всмотрелся в тёмные окна  Светкиной квартиры. Мне даже показалось, что у окна кто-то стоит.

Все каникулы я думал о Синицыной, но так и не решился ей позвонить.

– Мне показалось, что я видела тебя возле нашего дома в новогоднюю ночь, – сказала мне Светка при встрече.

– Синицына, где я только не был в новогоднюю ночь! Она и дана людям для того, чтобы не было бесцельно больно за мучительно прожитый год.

Светка засмеялась:

– Ты всё перепутал.

– Ты знаешь, что нас с тобой наградили билетами в кино? – спросил я её. –  Аллочка мне их вручила за участие в утреннике. Надо идти, а то нотаций не оберёшься, – я помахал перед лицом Синицыной билетами. Естественно, купил я их сам, но гордость не позволила мне признаться, что я очень хочу пойти с ней в кино.

Мы со Светкой стали встречаться, и я даже устроил для неё Новый год 1 марта по совету Димки. Димка упросил свою тётку испечь для нас «Наполеон». Посреди нашего пиршества кто-то позвонил в дверь, и на площадке мы увидели запорошённые следы деда Мороза, а  на ручке двери – пакет с подарками. Кукла для девочки Светы и машинка для мальчика Вани. Я сразу понял, что это проделки Димки. А Света была в восторге от сюрприза.

Однажды я смотрел альбом с фотографиями у Светки дома. Ёлочка, Светка в костюме лисички, а вот чуть подросшая Светка под ёлочкой с двумя косами и белыми бантами. Я лихорадочно начал перелистывать страницы. Ещё праздник Нового года, и ещё.

– Света, – позвал я девушку с кухни, где она готовила нам чай. – Ты ничего не хочешь мне рассказать?

– Ах, это? – улыбнулась Светка. – Я тебя обманула. Конечно, мы праздновали с мамой Новый год. За исключением того самого, когда ты к нам пришёл. Мама работала целые сутки и очень устала, и мы решили, что будем отмечать с ней Старый Новый год.

– Но зачем ты наврала?

– А как мне было ещё привлечь твоё внимание? – теперь удивилась Светка. – Ты мне очень нравился. С первого класса.

– Про детдом тоже неправда? На самом деле у тебя отец-олигарх и пятеро братьев?

– Нет, такими вещами не шутят, – грустно ответила Светка.

После школы я уехал поступать в Москву и серьёзно обиделся на Синицыну за то,  что она не последовала  за мной. Потом мы, конечно, помирились, но отношения дали трещину, а вскоре совсем сошли на нет.

Светка вышла замуж за Димку и у них уже трое детей. Иногда я встречаю свою Снегурочку. Она давно уже отрезала косу. «Тяжело ухаживать», – объяснила она.

Моя Снегурочка словно растаяла в воздухе, оставшись только в моей памяти и на единственном фото с утренника.

Фото: pixabay.com

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Google.news
13 января, в 10:00 +2
Чудеса случаются под Новый год
Чудеса случаются под Новый год