Зимние сказки Крыма. Демирджи

Зимние сказки Крыма. Демирджи

Новый гульбарий от Андрея Илюхина
и Елены Свиридовой.

                           

Нам предстоял поход с Ангарского перевала на Южную Демирджи. Нашими проводниками стали Дима и Лев – заядлые путешественники, исходившие весь Крым.

Ангарский перевал заснежен и тих. Только-только рассвело. Пожалуй, в такой ранний час мы тут впервые… В заснеженном лесу есть даже некое подобие тропы – похоже, пара-тройка человек уже прошли сегодня в нашем направлении.

Лес вокруг покрыт снежным покрывалом, и это делает его празднично-нарядным, несмотря на пасмурную серость неба. Особенно радуют фактурные кряжистые буки – могучие стражи крымских гор, сказочные и мистичные в любое время года и в любую погоду. И живописные буреломы вдоль тропы под снежными шапками – тоже словно прямиком из старой сказки…

Меж тем на лес сперва незаметно, а потом всё быстрее опускается серое туманное марево. Словно непогода, не выдержав собственной тяжести, проседает с небес вниз, накрывая горы. Собственно, так оно и есть – похоже, мы входим в тучи. Увы – с надеждой на обещанные нам роскошные панорамы придётся проститься. Первая же смотровая открывает пугающе-нереальный вид в плотное серое ничто. Из его непрозрачных глубин дует сырой холодный ветер… Зато лес вокруг претерпевает ещё более сказочные изменения. Теперь уже точно – снимай фэнтези без декораций… Ветви деревьев покрываются роскошным белым инеем, да и не мудрено. Инеем покрываемся и мы сами – меховые манжеты на куртке Лены напоминают наряд Снегурочки. А носы уже как у Деда Мороза…

Тропа уводит вверх, всё глубже в плотные тучи. Подъём делается положе, но зато под снегом начинают попадаться обледенелые камни. Жаль только, что явно головокружительные перспективы, время от времени открывающиеся справа от тропы, по-прежнему безнадежно скрыты облачностью…

Лес незаметно заканчивается, и наша упрямая группа вываливается пахать открытую снежную целину. Ветер с радостным воем накидывается справа, из несостоявшихся видов. Неприятно, но пока не холодно. Похоже, мы на перевале Фуна. Ребята ведут нас не по дороге, а траверсом по каменному склону – мы карабкаемся, проваливаясь в рыхлый снег, наугад вперёд и вверх. А обрывы под нашими ногами скрывает всё та же плотная серая мгла.

На Козырьке неуверенная тропка выводит нас в узкий туннель меж низкорослых горных сосен. Здесь полого, и гораздо меньше ветра – хорошее место для привала. Ребята немного удивляют нас серьёзностью подготовки – в их рюкзаках обнаруживаются, помимо запасов еды, сменная одежда и газовые горелки. И вот на горелках кипятится снег, превращаясь в чай, и на обледенелых брёвнах мы устраиваем вполне уютный импровизированный обед.

Северная Демирджи встречает нас новыми порывами радостно взвывшего ветра. К ветру присоединяется густой снег, и видимость в очередной раз падает. Здесь больше нет деревьев, чтобы укрыться, и у нас начинают замерзать стёкла очков – а потом и ресницы слезящихся от ветра глаз. От Седла начинается затяжной подъём, ветер швыряет в лицо колючие снежинки, и остаётся только глядеть под ноги, чтобы не оступиться – благо, здесь нет уже глубокого снега, его сдувает со склона, и жёлтые обледенелые камни торчат зубчатыми ступенями. Подъём бесконечен, видимость приближается к нулевой.

Из плотного тумана возникают то живописные силуэты камней, то одиноко стоящие сосны. Под кроной одной из них мы устраиваем коротенькую передышку, чтобы выпить по глотку чая из термоса. Роскошная сосновая хвоя украшена не менее роскошными иглами пушистого инея. Но холодный ветер не располагает к длительному любованию. И мы продолжаем путь – теперь уже в совсем непроглядную мглу. И когда из свинцовой пустоты перед нами начинают сгущаться огромные тени – мы опять вспоминаем «Ёжика в тумане». Лена недоверчиво щупает заснеженный бок каменного сфинкса – не сразу даже поняв, что мы уже у края Южной Демирджи…

Знакомые камни, погружённые в серую мглу, делаются абсолютно неузнаваемыми. Они вырастают из тумана перед самым лицом – один за другим, мистическими нереальными колоссами, это захватывающе, волнующе и очень красиво.

Фигуры ребят разбредаются в этом нереальном растворяющемся мире, наполняя его какими-то неуловимыми литературно-киношными ассоциациями.

Лена то и дело пытается отогреть онемевшие пальцы, но всё равно снова и снова фотографирует этот уплывающий пейзаж, не в силах остановиться.

Вокруг из тумана вырастают всё новые атмосферно-ландшафтные шедевры. От гигантских силуэтов в снежном синем мареве – до колючих кристалликов на замороженной поверхности камня. Здесь всё совершенно-красиво.

И в какой-то момент эта ледяная красота даже пугает своей монументальной бескрайностью и невозмутимостью. Два шага в сторону – и нет уже ничего, кроме метели и камней. И вдруг становится не по себе от того, что фигуры спутников на глазах растворяются в тумане…

Пора начинать спуск с заснеженного плато – и наша группа собирается вместе у начала тропы, ведущей вниз.

Спускаемся мимо спрятавшейся в облаках каменной Екатерины, по обледенелым камням траверсящей склон узкой дорожки. Редкие кустики на склоне украшены гирляндами могучего инея, заледенелые пейзажи красивы – и по-прежнему доступны для любования, увы, только в непосредственной близости. Уставший от нашей тихоходности Лев упрыгивает куда-то вперёд, в карусель мятущихся снежинок. Дима терпелив и корректен – ждёт нас, покачиваясь на краешках опасных камней с небрежной грацией прирождённого верхолаза. В его манере скакать над обрывами есть что-то пугающее, словно нарочно дразнящее опасность. Мы же на этом участке несколько притормозили – и ботинки на обледеневших камнях оказались предательски скользкими… В общем, не спешим.

Наконец из тумана возникают каменные колоссы – привратники Лунной Поляны. Проплывают мимо могучими привидениями – и быстро тонут позади в густой мгле. Обидно! Такое красивое место – и хоть на ощупь любуйся! Делаем несколько кадров, народ собирается продолжить путь.

Чуть пониже планируется устроить привал – под защитой деревьев, но Лена настойчиво хочет задержаться. Здесь, на поляне, на ветру, потому что решила, что вот то светлое пятнышко в хмуром небе – добрый знак, и непременно должно произойти что-то очень красивое. Потому что именно в такую вот погоду самое красивое обычно и происходит…

Поддаваясь на уговоры, компания соглашается отужинать прямо здесь, спрятавшись от ветра под боком большого камня. И мы едва успеваем распаковать рюкзаки – как чудо и впрямь происходит!

Как-то вдруг распахивается занавес облаков, и золотистый солнечный свет матовыми снопами устремляется вниз. И сизые бока облаков вспыхивают жёлтым, и стремительно начинают проявляться из однородно-серой мглы зелёные от солнечного света просторы долины, далёкие белые здания Алушты, синее полотно моря…

Мир быстро обретает форму и мерцающие сказочные цвета, совсем не похожие на цвета обычного зимнего дня. И Поляна выныривает из небытия, вся как на ладони – с каменными заснеженными исполинами и белоснежным инеем на ветвях деревьев.

Потом мы продолжаем спуск, ныряя вместе с тропой в недра снежного леса. А над головой нет-нет да мелькнут могучие склоны. В их зубчатых каменистых макушках, увенчанных кривыми соснами, блуждают клочья тумана, и это тоже похоже на сказку – восточную, из которой вот-вот явится дракон на огромных кожастых крыльях…

Каменные ступени выводят нас в Долину Привидений. Знакомые скальные истуканы в зимнем наряде выглядят впечатляюще. Снова усиливается снег, и снежинки падают в объектив, мешая снимать это мистическое великолепие.

Туман возвращается на склоны Демирджи. И каменный Хаос, впервые увиденный нами так близко, быстро поглощается серой пеленой. И удаляясь от горы, мы всё никак не можем с ней проститься, всё оборачиваемся, и наблюдаем, как плотное небо опускается на её вершины, смывая их контуры, как акварель с картинки.

На шоссе, по которому нам шагать ещё несколько километров, уже нет тумана, здесь мокрый асфальт под промокшими ногами и рыжие кусты на обочинах. А мы всё оборачиваемся и оборачиваемся в покинутую облачную метель.

P.S. Название Демирджи в переводе с крымскотатарского означает «кузнец», и пишется как demirci. На русском языке название горы тоже исторически писалось Демирджи, однако после депортации крымских татар в 1945 году, широко распространился искажённый вариант Демерджи. В последние годы в путеводителях и в Сети наблюдается тенденция по возврату к изначальному написанию названия, и думается есть смысл её поддержать :)

Кстати, хотите поделиться своими «дорожными историями»? Пишите на smile_ne@sloboda.tula.ru. И да здравствует наш общий бесконечный и жизнерадостный «Гульбарий»! ;)

Автор: Andrej Ilyukhin, 12 января 2014, в 14:34 +14

«Гульбарий»

Маршруты выходного дня и дерзкие планы на лето. Кто не подпишется, в отпуск не пойдет!

Тайланд. Лето на двоих
Тайланд. Лето на двоих
"Замок принцессы" в Быково и река Пехорка
"Замок принцессы" в Быково и река Пехорка