На деревню к бабушке

На деревню к бабушке

Многое в этом мире меняется, но сочинение «Как я провел это лето» – из разряда школьных «констант»: его писали ученики разных классов и 60, и 20 лет назад, продолжают писать и теперь.

Многое в этом мире меняется, но сочинение «Как я провел это лето» – из разряда школьных «констант»: его писали ученики разных классов и 60, и 20 лет назад, продолжают писать и теперь.


1981 год. «Здравствуй, бабушка!  Вот мы и приехали!» Внуки Люда, Тася, Андрей Владимирович, Андрей Викторович и Галинка с любимой бабушкой Меланьей.

Елена Рябикова.

Правда, в рассказах сегодняшних школяров все реже мелькает такое понятие, как «отдых в деревне». Немодно это, да и деревень осталось крайне мало… Совсем другое дело – наше детство. Вот как вспоминает о нем наша читательница Людмила Ковалева.

В путь-дорогу

Июнь-июль мы с братом обычно проводили в пионерских лагерях, а в августе наступал долгожданный отпуск у родителей, и мы отправлялись на месяц в Ростовскую область, к бабушке Меланье. Сборы в дорогу – нехитрые по нынешним временам подарки родным, минимум вещей, штурманская папка с проложенным на карте маршрутом, запас провианта, подготовка машины и полная восхитительных впечатлений дорога... Сутки в пути, и – милый сердцу дом, родная калитка, двоюродные брат-сестра и бабулечка-красотулечка…


Радостные объятия-поцелуи, расспросы-рассказы, гостинцы-подарки, деревенская «скатерть-самобранка» со всякими вкусностями.

И, наконец, бабушкино: «Дивчатка, дэ вы полягаете  –  в хати чи на двори?» Ну конечно во дворе! – в хате душно и не поболтаешь до полуночи.

«Тимуровцы»

Утро в деревне изумительно музыкальное. Щебету птиц вторят звонкоголосые петухи, со всех дворов раздается мычание коров, нестройное хрюканье-блеянье, собачий лай. Чуть слышно звякает ручка цинкового ведра, льется вода, посапывает электрический чайник, бабушка вполголоса (чтоб нас не разбудить) разговаривает с кем-то… Благодать! Пять утра – по городским меркам еще почти ночь! – но сон уже ушел, уступив место беспечной радости бытия:  впереди целый день, полный настоящего ребячьего счастья!

Бабушка уходила на работу – кашеварить на бригаду стригалей овец, и мы, два брата и две сестры, оставались на хозяйстве. Первым делом выгоняли коров и передавали их с рук на руки пастуху. Потом притаскивали из колонки много-много воды, чтобы напоить телят, хрюшек, овец, коз, курочек-уточек, полить огромный огород и наполнить все бочки-корыта. «Шоб було». Затем кормили многочисленную дворовую живность, собирали яйца из-под несушек и, наконец-то, дружно садились за стол, завтракать. Перемыв посуду и полы в хате, вытряхнув половики, постирав белье и развесив его тут же «на ветерку», переделав еще кучу дел, мы бежали купаться на пруд.

Грязевые ванны

Пруд… Сегодня я бы и близко не подошла к нему. Представьте небольшой грязный водоем с мутной стоячей водой, в котором плещутся утки и гуси, «освежаются» и пьют коровы… Мы переплывали его вдоль и поперек, доставали со дна ржавое железное барахло и осколки битого стекла, катались и плавали на старых резиновых «колесах», брызгались-пулялись и с удовольствием обмазывали себя с ног до головы черной мулякой (илом).

…И вот я думаю сейчас: мы пили  сырую воду из-под колонки, ели немытые, с грядки (с дерева), огурцы-помидоры-абрикосы-яблоки и пр.;  бегали босиком, постоянно в царапинах и ссадинах; не признавали головных уборов; купались практически в луже… И при всем при этом НАС НЕ БРАЛА НИКАКАЯ ЗАРАЗА!

Вкуснее не бывает

Обязательным нашим занятиям была резка на сушку 10-15 ведер яблок и груш. Какой дивный аромат во дворе стоял – закачаешься! И какими вкусными казались не дошедшие до «кондиции», слегка подвяленные дольки…

По воскресеньям бабушка пекла хлеб. С вечера накануне она затевала тесто в огромной кастрюле, «нянчила» его, рано утром растапливала на улице печь кизяками, смазывала формы «масличком», наполняла тестом и сажала в печь. Нам она никогда не доверяла это дело – колдовала над хлебом сама. И он всегда получался восхитительно ароматным, с румяной корочкой, белый-белый… В старом, с щербатым носиком, фарфоровом чайнике заваривали душистый чабрец, разливали по чашкам и пили этот «чай» с только что испеченным хлебом. Ничего вкуснее я больше никогда не ела.

Молочные реки

Бабушка всегда держала для «унучат» две-три, а то и четыре коровы. Мы, городские, парное молоко не любили, зато просто обожали разные вкусности, которые делала из него бабушка. Как у всякой уважающей себя хозяйки, у нее был сепаратор, по-деревенски «сипарат». Я считала его чудом инженерной мысли – наливаешь в кувшин молоко, крутишь тяжелую ручку – с одной стороны стекает в кастрюльку обрат, с другой в ковш – сливки. А какой получался у бабушки творог (называла она его «сыр»), какое масло – настоящий натуральный продукт! Еще бабушка делала «закваску», очень похожую на современный натуральный йогурт.  Достанешь в жару из холодильника поллитровую баночку, выпьешь несколько глотков… Хватало всем!

Халабуда

Комаров в деревне не помню, зато мухи… Эти вездесущие твари размером с полмизинца, жирные и наглые, водились в неимоверном количестве, потому что кругом была всякая домашняя живность. И если в хате еще помогал «дихлохос», то во дворе не было от них никакого спасения. Но мы придумали способ! 

К «базису» из железной кровати, на которой мы спали во дворе, решили приделать «надстройку» в виде крыши. Из досок и кирпичей нагородили основания для стен и потолок, позакрывали старыми одеялами, устроили мелкосетчатое окно (дышать), и получился отличный просторный «дом». Бабушка, конечно, назвала его поскромнее – халабуда. Братья, глядя на нас, и себе соорудили  похожую. Но самое главное, мухи нас больше не доставали, да и от жары там удавалось спасаться. С тех пор каждое лето мы строили себе такие укрытия.

А в один из наших приездов отец сделал качели из старой широкой сетки от кровати, прицепив ее к ветке акации; мы соорудили «стены» из покрывал, и это была самая прекрасная в мире наша халабуда – ты засыпаешь, качаясь, словно на волнах… 

…Нет уже на свете бабушки, нет многих родных, нет отца, и только память ярким солнечным лучиком возвращает тебя в детство. Туда, где все еще живы, молоды и красивы. И ты понимаешь, что это и было СЧАСТЬЕ.

В тему

Петушок, петушок,
Золотой гребешок,
Масляна головушка,
Шелкова бородушка!
Что так рано встаешь,
Громко песни поешь,
Деткам спать не даешь?!
(Народная потешка).


Дорогие читатели!

Вам есть что вспомнить о рекламе в советские времена? Поделитесь своими воспоминаниями: Тула-26, а/я 1431; ryabikova@sloboda.tula.ru

Ведущая рубрики
Елена Рябикова.

6 сентября 2011, в 19:40
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день