Как я женился на хамке

Как я женился на хамке

Максим З. делится с читателями Myslo историей своей жизни.

Жениться я не спешил, мне и моим друзьям было за тридцать, а мы всё ходили холостыми. Родители меня не торопили и о внуках не грезили. Мама была рада-радёшенька, что я живу в родительском доме.

Она пекла вкусные пирожки, готовила разносолы, на столе всегда стоял кувшин с компотом. Мама обожала делать различные заготовки на зиму. Одних банок с компотами было 200 штук, зимних салатов делалось банок 150, не говоря уже о маринованных огурчиках-помидорчиках. Я хорошо знал эту маринадно-компотную бухгалтерию, потому что ходил в гараж за запасами.

Я хотел найти жену, которая соответствовала бы всем моим представлениям о любимой женщине. Потому что думал жениться раз и навсегда. Мои родители были не очень счастливы в браке. В детстве отец не раз поднимал руку на маму и бабушку, это прекратилось, лишь когда я стал подростком и смог противостоять ему. Да и родители к тому времени постарели, успокоились и перестали ругаться по каждому поводу. Но всё равно недолюбливали друг друга. Их пример научил меня настороженно относиться к семейной жизни.

Влюблённости у меня были, но каждый раз я придумывал повод, чтобы не жениться. То я не достоин такой девушки, то мне кажется, что она меня недостаточно любит, то она не нравится моей маме. Так и дожил почти до тридцати пяти, избежав марша Мендельсона.

Мы с друзьями любили путешествия, холостяцкие вечеринки, походы в бар и на концерт. Мамы ухаживали за нами, голодными и неопрятными мы не ходили. Девушки появлялись в моей жизни и исчезали. Надо сказать, все они были достойными, красивыми, умными, талантливыми, но зацепить меня намертво никто не сумел.

Однажды я ехал на машине в ливень и мельком заметил девушку без зонта, она шла и несла в руках… нет, не отвратительные тревожные желтые цветы, как в бессмертном романе, она несла свои босоножки. Я даже толком не разглядел незнакомку, увидел только ее модельную фигуру. Я притормозил и сказал: «Девушка, ныряйте сюда, я вас довезу». Она взглянула на меня и отчего-то поверила, что я не сделаю ей ничего плохого.

Её звали Ксюша, она окончила школу, но не смогла поступить в институт – не хватило баллов. И пока не нашла работу по душе. Жила она с мамой, папа давно умер. Всё это она успела мне рассказать, пока я подвозил её домой.

Я искоса поглядывал на пассажирку. Она была красивой, высокой, грациозной, с глазами оленёнка, хотел бы я написать. Но нет, её глаза почему-то напоминали мне лисьи.

– А что вы завтра делаете? – спросила меня Ксюша. – Давайте куда-нибудь сходим.

Я любил смелых и решительных девушек. Имидж инженю у женщины мне претил. Таких дамочек оставим Чехову, времена нынче другие. Я с радостью согласился на прогулку. Тем более что в то время я встречался с девушкой, которая начала меня раздражать своей наивностью и мягкотелостью. Она боялась кого-то обидеть, сказать не то, что от неё ждут, пыталась всем угодить. И мне, и своей маме, и моей. В общем, хотела усидеть на трёх стульях.

Ксюша оказалась совсем другой, она легко могла нахамить и даже дать в глаз оппоненту, если он не понимал её требований с первого раза. Сколько раз мы убегали с ней от патрульных, которые пытались оштрафовать нас за переход дороги в неположенном месте! Ксюша ещё умудрялась на бегу выкрикивать оскорбления. В ресторанах и кафе доставалось официантам, а нередко и посетителям. Меня это заводило, мне нравился её бунтарский дух, обострённое чувство собственного достоинства, наглость и некоторое бесстыдство. С ней можно было заниматься сексом в любом месте, в отличие от моей последней пассии, которая прежде чем поцеловаться, сто раз осматривалась, нет ли поблизости знакомых.

Моей маме Ксюша не понравилась категорически. Ксюша высмеяла мамины кружевные салфеточки на полочках и объявила, что мамин пирог ни в какое сравнение не идёт с пирогами её мамы. Пить компот она тоже отказалась: 

– От такого количества сахара может диабет приключиться, – заявила она, отставив стакан в сторону.

Папа, наоборот, был от неё в восторге.

–Девка – огонь! – подмигнул он мне, – и молодая совсем, ядрёная…

Сказать по правде, мне понравилось, что Ксюша смогла поставить маму на место, уж очень родительница бывала бесцеремонна со мной. Чтобы не травмировать Ксюшу, я купил себе квартиру, благо папа помог с финансами. Мама, конечно, запаниковала, но настояла, чтобы новое жильё было недалеко от родительского дома. Сначала она повадилась ходить ко мне домой, проверять, убрано ли у меня, что я ем и в чём хожу. Но когда однажды Ксюша открыла ей дверь в чём мать родила, стала приходить только по предварительной договорённости.

С друзьями я тоже стал реже видеться – они не понравились Ксюше. А она не понравилась им.

– Что-то ты, Максимка, выбирал-выбирал и довыбирался, – заявил мне Костя, мой лучший друг детства. – Нашёл хамку и радуешься. Не боишься, что она тебя проглотит и косточки не выплюнет?

– А ты нашёл бабу с прицепом и слюни распустил, – парировал я.

Костик недавно женился на женщине с ребёнком. Для меня это был нонсенс: как можно жить с чужим ребёнком, неизвестно от кого рождённым, орущим, везде лезущим, требующим постоянного внимания и денег? Нет уж, увольте, я даже к своему не был готов, и мы с Ксюшей договорились, что пока никаких детей у нас не будет.

– Забеременею за день до климакса, – смеясь, пообещала она мне.

Ещё мне нравилась ревность моей возлюбленной. Она прошерстила мой телефон и убрала все контакты с женскими именами.

– Если узнаю, что ты мне изменяешь, убью!– пообещала мне Ксюша. И в доказательство провела ножом по моей руке. Из раны побежала кровь.

Я рассмеялся и схватил чертовку в свои объятия. Я уже не сомневался, что женюсь на этой женщине.

Мама Ксюши была старше меня всего на пять лет, поэтому мы сразу договорились, что я буду звать её Таней, без всяких там отчеств. Ксюша была не похожа на свою маму. Таня была спокойной, уравновешенной, культурной женщиной. Она не была наивной или излишне доверчивой, умела держать людей на расстоянии, при этом оставалась милой и доброй. Таня была по-своему симпатичной, милой, чуть полноватой, но умеющей носить стильную одежду. Аккуратная стрижка, огромные глаза (вот у кого были глаза оленёнка, узнавшего жизнь, но не разочаровавшегося в ней окончательно) делали её моложе на несколько лет.

Ксюша относилась к маме покровительственно:

– Маман нормальная у меня, немного суетливая и чересчур приличная, но родителей не выбирают.

Когда я пришёл с букетом цветов к Татьяне просить руки её дочери, она охнула и проговорила:

– Максим, может быть, подумаете ещё? Ксюшенька у меня девочка своеобразная.

– Таня, я люблю вашу дочь и принимаю её такой, какая она есть, – церемонно ответил я.

На свадьбе я убедился, что Таня предупреждала меня не просто так. У невесты, которая была в очереди перед нами, оказалось платье, похожее на наряд моей будущей жены. Ксюша долго искала себе свадебное платье и в Москве, и за границей, мы с ней объездили порядочно европейских городов в поисках подвенечного наряда, потому что она не хотела быть похожей ни на одну невесту. Ксюша не смогла стерпеть такого унижения – она подошла к девушке и с милой улыбкой вылила содержимое бутылки на белоснежное платье.

Несколько секунд гости обалдело смотрели, как на белом фоне растекается бордовое пятно, не в силах поверить в происходящее, а потом загомонили. Но громче всех орала Ксюша:

– Гадина, она украла моё платье, она украла мою свадьбу! А потом что? Украдёт моего мужа?

К моему большому облегчению, пара оказалась интеллигентной и их гости тоже: никаких разборок с поножовщиной не произошло. Мне пришлось компенсировать этим ребятам моральный ущерб и испорченный праздник, отвалив приличную сумму. Оскорблённая невеста прикрыла пятно длинной фатой, а Ксюша, обернувшись в дверях, показала ей язык. Но это было не последнее испытание. Ксюше не понравилась женщина, которая нас расписывала.

– Женщина, что вы такая суровая? Вы на свадьбе присутствуете или на отправке сыновей в армию? – прервала она речь регистраторши. – У нас праздник, нам восторгов хочется, ликования, а не вашу постную физиономию лицезреть. Ну и люди, нет никаких талантов! Вот я пойду в загс работать, людям свадьбы портить, – бушевала Ксюша.

Я опомнился, подбежал к багровой от возмущения тётушке:

– Простите, простите, невеста просто очень волнуется, сама не понимает, что говорит.

– Да я сейчас полицию вызову! – пообещала работница загса. – Это же форменное хулиганство.

Ксюша фыркнула, но успокоилась. Нас очень быстро расписали. Моя мама сбежала ещё в начале церемонии, папа продержался до конца свадьбы – происходящее его забавляло, он ничего не хотел пропустить. Татьяна держалась в сторонке, как будто она не мать невесты, а дальняя родственница из провинции.

Больше происшествий на свадьбе не было, тамаду мы сознательно не заказывали, я понимал, что глупые конкурсы приведут Ксюшу в бешенство. Мои друзья на свадьбу не пришли, а несколько Ксюшиных подруг, зная её взрывной характер, старались её не раздражать. Её мама вела себя, как разведчик на вражеской территории: не пила, бдительно наблюдала за происходящим, в общем, была в тонусе – мало ли что ещё выкинет её дочь. Я немного злился на Ксюшу, но меня и переполняла гордость.

У кого ещё любимая способна на подобные поступки? Я понимал, что наша жизнь с Ксюшей будет какой угодно, но только не пресной.

Около года я наслаждался семейной жизнью. Мама вздыхала, что я отощал, и потихоньку подкармливала меня пирожками. Вход в нашу квартиру ей был заказан, любое общение с моей женой перерастало в скандал.

Ксюша так и не нашла работу, поэтому строго отслеживала все мои передвижения. Она знала, во сколько я должен прийти с работы, и если я запаздывал, значит, я у мамы или, ещё хуже, у любовницы. Меня встречала разъярённая фурия с ножом в руке. Крик стоял на весь подъезд, и все соседи были в курсе наших взаимоотношений. В доме Ксюшу боялись, самому злобному деду из нашего подъезда она чуть не оторвала ухо, когда он сделал ей замечание по поводу неправильно припаркованной машины. Теперь он обходил мою жену стороной. Самое интересное, что у Ксюши нашлись почитатели, они благодарили её за смелость, потому что наглый дед всех в подъезде задолбал своим хамством и склочностью.

 

Беспрепятственно ходить мне разрешалось только к Ксюшиной маме. Вот где был для меня островок покоя и благодати! Для меня каждый раз накрывался стол, причём не абы какой, а как на праздник. Меня встречали как самого дорогого гостя, усаживали за стол, ухаживали, накладывали, подливали, внимательно слушали, хвалили, давали советы…

Постепенно я стал приходить в этот дом без жены. Ей всё время было некогда сходить со мной к маме, а я радовался передышке. Вскоре я заметил, что меня как магнитом тянет к этой взрослой, мудрой, хозяйственной, терпеливой, заботливой женщине. Я давал Тане деньги на хозяйство, чтобы чаще посещать её гостеприимный дом, и стал ходить туда всё чаще, придумывая несуществующие поводы. Таня расцветала, увидев меня, и я понимал, что мои визиты ей совсем не в тягость.
Вскоре моя мама отметила, что я стал лучше выглядеть, отъелся и вообще стал спокойным.

– Любовницу завёл? – поинтересовалась она.

– Почему любовницу? С чего бы это? – удивился я.

– Потому что твоя драная кошка способна только кровь твою пить. Языковая мокрица, вампирша кровожадная, комариха длиннобудылая, – высказала мама своё отношение к моей супруге. Я только подивился зоологическому уклону монолога и почему-то не стал спорить с родительницей. Раньше я бы на месяц объявил бойкот, но сейчас только улыбнулся про себя.

Что же произошло? С недавних пор я стал понимать, что устал жить на вулкане.

Меня потянуло к простой, спокойной жизни с пирожками, компотом, пледом, тёплым светом торшера и задушевными разговорами.

Не Таню ли я ждал всю жизнь? Почему же я запал на Ксюшу? Я так долго был приличным мальчиком, что вдруг захотелось изваляться в грязи. Но я больше не хочу такой жизни. Я решил соблазнить Татьяну, ведь она была практически моей ровесницей. А Ксюше и в голову не придёт, что соперница-разлучница – её мать, ведь она считает её ничтожеством.

– Ты знаешь, я иногда думаю, как у такой женщины, как моя мать, могла появиться такая дочь, – откровенничала со мной жена. – Она меня, наверное, украла. Она такая недалёкая, нелепая, немодная, неинтересная, тусклая. Я же яркая, весёлая, гордая, красивая, умная, стильная, – говорила Ксюша. Я искренне соглашался: да, вы совершенно разные, не похожи на мать и дочь. И думал о плане соблазнения. Я договорился с Таней о визите. Захватил с собой шампанское, коньяк и много всяких вкусностей.

– Танечка, сегодня мой черёд вас угощать, – я намекнул, что есть повод, понёс какую-то чушь о повышении на службе и предложил это отметить.

– А что же вы не с женой такое событие отмечаете, Максим? – удивилась Таня.

– Так вы же мне не чужой человек, я хочу приумножить свою радость, – выкрутился я.

Мы сидели за столом, я всё подливал Тане шампанское, она отнекивалась, я в шутку обижался на неё. Потом я предложил выпить на брудершафт, Татьяна рассмеялась, но согласилась. После бокала шампанского Таня прикоснулась губами к моим и тут же отстранилась, но я притянул её к себе и жадно поцеловал. Татьяна опешила и попыталась перевести мой поступок в шутку.

– Танечка, дорогая, ты можешь думать обо мне что хочешь, можешь прогнать меня, но я должен сказать, что искал и ждал тебя всю жизнь. Мой брак – чудовищная ошибка.

– Максим, я же вас… тебя предупреждала, – проговорила Татьяна. – Что же теперь будет? Бедная моя девочка…

К моей жене совсем не подходило это определение, но я промолчал. По щекам Татьяны потекли обильные слёзы.

– Таня, давай сейчас ни о чём не будем думать, есть только ты и я, – обнял я ее.

– Уходи! – сказала она твёрдо.

Я ругал себя последними словами. С чего я вообще взял, что Татьяна ответит на мои ухаживания? Кем я себя возомнил? У неё наверняка кто-то есть, а я решил, что смогу её завоевать, не прикладывая особых усилий. Хуже всего, что она может рассказать всё Ксюше, и я здорово поплачусь за свой поступок.

Прошло несколько дней, я внимательно присматривался к жене, ждал бурю и катастрофу, но всё было в пределах нормы. Разбитый в порыве гнева сервиз и изрезанные рубашки вполне в неё вписывались. Неожиданно мне позвонила Таня:

– Максим, ты можешь сегодня прийти?

Я еле дождался вечера и по-спешил к ней. Таня была бледной, расстроенной и какой-то неприкаянной.

– Максим, я так устала, – сказала она, едва увидев меня. – Если это правда, что ты мне говорил, то знай, что ты мне тоже очень нравишься, но я никогда не думала, что смогу вызвать у тебя интерес. Надеюсь, в прошлый раз это была не шутка? – она испуганно взглянула на меня.

Я крепко прижал её к себе и стал гладить по волосам:

– Милая, дорогая, я тебя люблю! Ты не одна теперь, я тебя не брошу. А за Ксюшу не переживай, она взрослая девочка и сама разберётся со своей жизнью.

Я ушёл от Татьяны поздно ночью, а Ксюше, названивавшей по телефону, соврал, что у её мамы в квартире прорвало трубу и я устраняю протечку. Ксюшу это объяснение вполне удовлетворило, она даже похвалила меня.

Мы с Таней стали любовниками. Татьяна оказалась очень пылкой женщиной, Ксюша ей и в подмётки не годилась. У Тани все чувства были искренними, тогда как Ксюша была зациклена на технике секса. Прошло ещё полгода, я был счастлив, только общение с женой тяготило меня всё сильнее.

– Надо что-то делать, – говорил я Татьяне. – Нужно сказать твоей дочери, что ухожу от неё.

– Ага, к её матери, – констатировала Таня. – Это её убьёт. Предательство двух самых близких людей нельзя пережить.

А я боялся другого, что Ксюша убьёт всех нас. Повесит ожерелье из оторванных ушей или скальпов и станцует победный танец. Избавиться от этой девушки казалось мне невозможным. Я решил взять тайм-аут, купил путёвку и уговорил Таню уехать со мной. Ксюше наврал про командировку. Зная, что она может позвонить мне на работу, попросил сотрудников поддержать мою легенду.

 

Две недели я был безмятежно счастлив и не думал ни о чём. Татьяна сводила меня с ума, и я был очень благодарен Ксюше за знакомство с её мамой. Когда мы вернулись, я сказал Ксюше, что ухожу:

– Я тебя разлюбил. Прости, так бывает. Я устал от твоих скандалов, эпатажа, драк и дебошей. Я сейчас уйду к родителям, у тебя будет время собраться. Вот здесь деньги, тебе хватит на несколько месяцев.

Я пережил Ксюшины вопли и обещание меня зарезать, несколько глубоких порезов ножом на своей руке, разбитую посуду. Последним номером программы была угроза выброситься из окна. Жена резво взлетела на подоконник и заорала, что сейчас спрыгнет. Я был занят перевязкой ран и только устало сказал: «Прыгай!»

И, справившись с бинтами, ушёл. Я не отвечал на звонки жены. Таня сказала, что Ксюша прилетела к ней и грозила мне всеми небесными карами. Татьяна еле успокоила её, сказав, что я ей совсем не подхожу.

– Ты уж извини, но пришлось ей сказать, что ты старый, занудный и бедный, – вздохнула в трубку Татьяна.

– Я вот сейчас приеду к тебе и покажу, какой я старый и занудный, – игриво пригрозил я ей.

Через две недели я решил навестить Ксюшу. Тихонько вошёл в квартиру – следов разрушения не было. Жена в гостиной смотрела телевизор.

– Котик, ты вернулся, – выбежала она ко мне. – Я так скучала!

Ксюша выработала новую тактику: вела себя так, будто ничего не случилось, была милой, нежной, предупредительной. Я понимал, что это ненадолго, но всё равно было как-то неудобно выгонять такую ласковую девушку из дома. Я расслабился, мне даже стало жаль эту дурочку. Но тут к нам явился сосед с третьего этажа. Он просто кипел праведным гневом – моя жена побила у него в машине все стёкла.

– Максим, только из уважения к тебе я не стал привлекать органы, – пропыхтел толстяк.

– Я понял, – ответил я. – Сколько?

Он назвал сумму. Я только крякнул.

– Я колготки порвала об его драндулет, – взвилась Ксюша на мой вопрос. – Раскорячился – ни пройти ни проехать.

– Поздравляю, – сказал я. – Нам не на что жить. Весь мой доход уходит на урегулирование конфликтов.

Я перестал давать жене деньги и забивать холодильник едой. Сначала она пыталась питаться у мамы и брать деньги у неё. Но Таниных активов явно не хватало для запросов дочери. К моему удивлению, особых скандалов Ксюша не устраивала, словно моё равнодушие к её выходкам не давало ей энергии для них. Недели через две она ушла к Татьяне насовсем.

– Сказала, что я была права, ты совершенно неперспективный. Для такой красотки, как она, найдутся получше, побогаче, помоложе и покрасивее, – рассказала мне Таня.

Вот как всё оказалось просто. И почему такое решение не пришло мне в голову раньше? Конечно, не обошлось без кусочков сырого мяса, засунутого в труднодоступные места. Классический приём человека, решившего отомстить по-тихому. Я нашёл все Ксюшины нычки, но не обиделся. Это было даже мило, совсем не Ксюшин размах, взрослеет девочка.

Мы не стали сообщать Ксюше о наших отношениях, шифровались как могли. Я знал, что Ксюша активно ищет жениха в соцсетях. А недавно Таня сообщила, что Ксюша уехала жить в Москву, там гораздо перспективнее. Я был несказанно рад.

Родителям я ничего про Таню не рассказал, им и Ксюши хватило выше крыши. Мама рада, что можно опять кормить меня пирожками и приходить в гости, а папа, когда предстоит серьёзный разговор с неприятным человеком, частенько вспоминает Ксюшу:

– Эх, зря девчонку выгнали. Такие люди в каждой семье нужны. А теперь за нас и заступиться некому…

 

Фото www.pixabay.com

Хотите поделиться своей историей? Присылайте на news@myslo.ru

Главные новости за день в нашем Telegram. Только самое важное.
4 декабря, в 15:04 +1
Моя золотая клетка или как я испортила себе жизнь
Моя золотая клетка или как я испортила себе жизнь
Моя страшная тайна из детства
Моя страшная тайна из детства