Тульский помещик Языков пересажал всех маньяков

Старинный дворянский род Языковых дал России несколько поколений блестящих военных, дипломатов и поэтов. А тульский помещик, известный юрист Александр Языков вел самые громкие уголовные дела XIX века!

Старинный дворянский род Языковых дал России несколько поколений блестящих военных, дипломатов и поэтов. А тульский помещик, известный юрист Александр Языков вел самые громкие уголовные дела XIX века!


Рай среди болот: дворец на пригорке и гуляющие павлины на переднем плане: так выглядела усадьбы Языковых еще сто лет назад. Фото из журнала «Столица и усадьба» за 1914 год, – этот номер был полностью посвящен Сергиевскому!

Первый Язык
Язык – это прозвище Мурзы Енгулея, который в середине XIV в. перешел из Орды на службу к Дмитрию Донскому и получил в крещении имя Алексей. Языком воина прозвали за то, что тот знал русский (способности к языкам были у всех Языковых). Род насчитывает 11 ветвей – более 500 персон. Самые знаменитые из Языковых жили в Сергиевском под Тулой.
– Деревня Упская Гать (поселение среди болот, гать – значит брод, переход) изначально принадлежала князю Семену Засекину (его вдова продала деревню капитану Сухотину), – рассказывает краевед Елена Фролова. – Иван Григорьевич Сухотин в 1733 году построил здесь церковь в честь преподобного Сергия Радонежского (до наших дней не сохранилась), и село стало называться красиво: Сергиевское-на-Упе. В 1741 году Афимия, сестра Ивана Григорьевича, вышла замуж за стольника Антипа Языкова и в приданое получила Сергиевское.
Первый на тульской земле Языков владел имениями в Тульском, Епифанском, Дедиловском, Муромском и Арзамасском уездах. Жили Языковы в деревянной усадьбе Сухотиных, но к 1801 году Александр Иванович Языков построил каменный дом – редкой красоты усадьбу, которую до сих пор изучают студенты строительных вузов как «один из красивейших памятников гражданской архитектуры рубежа XVIII-XIX веков».


Церковь Сергия Радонежского в Сергиевском, снимок 1914 года.
Сейчас на этом месте футбольное поле.

Человек-гранатомет
Все Языковы были воинами. Антип Федорович служил стольником, а его сыновья Иван и Степан стали лейб-гвардейцами (отборные части пехоты), и с тех пор тульские Языковы служили исключительно в частях гвардейских. Очевидно, были они людьми огромного роста и силищи недюжинной: гренадер (Степан был лейб-гренадером) должен был носить с собой по десятку (а то и больше) гранат – чугунных ядер диаметром 7-15 см! В ядро с порохом надо было вставить фитиль, поджечь и метнуть чугунный снаряд как можно дальше, чтобы свои меньше пострадали. Поэтому в гренадеры брали людей сильных, храбрых и дисциплинированных. Степан Языков был легендой: дослужился до генерал-поручика (высший генеральский чин), был членом Военной коллегии (подобие современного Минобороны). Особенно выдвинулся Степан во время Семилетней войны (1756-1763), которую он начал в чине полковника.

 
Братья Степан Антипович (слева) и Иван Антипович Языковы. Портреты 1760 года кисти
неизвестного художника, хранятся сейчас в Тульском музее изобразительных искусств.

«Не отступать!»
20 августа 1757 года в 3.30 под Грос-Егерсдорфом прусская армия выстраивается для нападения на русский лагерь. Русские части в это время идут навстречу прусским, продираясь через лес. Русских скрывает туман, но и они ничего не видят… В 4.30 прусские батальоны ускоренным шагом, под музыку, бросаются в атаку вместе с кавалерией. 30 эскадронов Шорлемера опрокидывают русскую кавалерию на правом фланге  и заходят в тыл нашей пехоте у Вейнотена – там, где стоит полк Языкова! Командующий русскими войсками фельдмаршал Степан Апраксин напишет в воспоминаниях: «Эффект неожиданности полнейший, на узких лесных тропах, запруженных повозками, артиллерией, возникает хаос, препятствующий частям, оставшимся за лесом, подать помощь товарищам, попавшим под прусский огонь…»
«Не отступать! Держаться!» – командует Степан Антипович своим гренадерам, но сдаваться и так никто не собирается. Гвардейцы стоят насмерть. Пруссаки напирают. Бой длится пять часов. Языков получает несколько ранений и, чтобы переломить ход сражения, приказывает барабанщикам…играть наступление! Гренадеры поднимаются в атаку и сминают ошалевших от такой «наглости» пруссаков! Русские сражение выиграли. За этот бой Степан Языков получает сразу генеральский чин, минуя звание бригадира.


Так усадьба Языковых выглядит сейчас: остались только стены
и балкон – тот самый, на котором помещики пили чай.

Козий враг
Помимо военной стези тульские Языковы прославились во многих областях: Павел Языков был директором Императорского стеклянного завода; Петр Языков  основал военную географию в России; Михаил Языков дружил с критиком Белинским и с писателями Тургеневым, Фетом и Николаем Чернышевским (это Михаил задержал у себя рукопись романа «Обломов», и книга вышла на год позже, чем была написана)…
Последний из Языковых, Александр Иванович, писал стихи, переводил русскую классику на иностранные языки, был блестящим юристом и… жутко ненавидел коз!
Елена Фролова, краевед:
– Александр Иванович очень любил выращивать деревья – при нем местный  парк содержался в образцовом порядке: на каждом дереве табличка и вокруг ограда… Козы в эту идиллию не вписывались, потому что любили объедать листья. Как-то барин пил чай на балконе и увидел, что одна коза ест его любимый жасмин! Языков, опытный охотник, ружье всегда держал под рукой и козу уложил с первого выстрела. На шум сбежались слуги. К барину привели виновного, владельца козы… Александр Иванович был суров, но справедлив: вместо «геройски погибшей» козы он выдал крестьянину живого барана и убитую козу забрать разрешил! Крестьяне потом специально выпускали коз на барские угодья, неплохо на этом зарабатывая.


Житель Сергиевского Олег Дороганов: «Этот закладной камень от церкви
с автографом архитектора я нашел на развалинах старой конюшни».

Русский Шерлок Холмс
В 1861 году Александр Иванович Языков заканчивает Императорское училище правоведения. Он лучший ученик на курсе и его берут в преподаватели элитного заведения. Языков становится лучшим специалистом в области уголовного права и знакомится с шефом сыскной полиции Санкт-Петербурга Иваном Путилиным (это про него снят нашумевший телесериал), – «русским Шерлоком Холмсом». Отныне они будут работать вместе – знаменитый сыщик и лучший юрист: Путилин ловил маньяков и убийц, Языков отправлял их на каторгу! Обличительные речи Языкова на процессах печатают все газеты того времени: «Убийство фон Зона», «Страшное дело кровавой красавицы»…
 Коротенький Гусев переулок (город Санкт-Петербург), соединяющий Лиговку со Знаменской улицей, в середине XIX века «прославился» так, что люди там долго отказывались селиться. Здесь жил майор Ашморенков с женой, сыном-кадетом и прислугой. В июне 1867 года рано утром всех их нашли убитыми! Убийца действовал цинично и жестоко: у всех жертв были проломлены головы. Орудие преступления, чугунный утюг, лежало тут же… Полиция искала банду крепких бандитов (смертельные удары могли принадлежать только очень сильному человеку, который потом еще и унес с собой много ценных вещей), а убийцей и грабителем оказалась молодая крестьянка Дарья Соколова, известная своей красотой! Дарья хотела разбогатеть… но Языков дал ей 15 лет каторги.


Житель Сергиевского Александр Дороганов: «Этим дубам на двоих
почти 600 лет – они посажены в честь Степана и Ивана Языковых».

Убийство фон Зона упоминается в романах Федора Достоевского «Подросток» и «Братья Карамазовы», а экспертом-криминалистом на суде выступал тогда еще никому не известный молодой химик Дмитрий Иванович Менделеев.

Глиняный остров
Чтобы построить дворец на болоте, Александр Иванович приказал крестьянам насыпать огромный глиняный остров! Елена Фролова, краевед:
– Предполагают, что усадьбу спроектировал кто-то из учеников великого архитектора Ивана Старова (соседнее поместье Лабынское – его работа). Дом построен очень грамотно во всех отношениях: в усадьбе четыре входа, в западной части есть третий этаж (для прислуги), отопление спланировано так, что холодных комнат в усадьбе не было. В подвале за 200 лет только один раз появилась сырость, когда паводковая вода пошла через окна, – в 1994 году! После революции дом объявили народным достоянием и устроили в нем школу тренеров-наездников при конезаводе Якова Бутовича в Прилепах, а после Бутовича всем хозяйством заведовал адъютант Семена Буденного Евгений Долматов! В 1941-м здесь был немецкий штаб, после войны – лагерь для военнопленных. В 1950-е годы в усадьбе находилась станция искусственного осеменения животных. В 1956-м здание отдали под детский сад и школу. В 1990-м дом признали аварийным, хотя надо было просто крышу перекрыть. Барский дом в 90-х годах поработал клубом, дискотекой и «качалкой». Сейчас это просто стены – усадьба даже памятником не признана.

> Кстати

Частые гости усадьбы в Сергиевском

Лев Толстой Любовь Орлова Виссарион Белинский

> Легенды старой усадьбы

Женщина в белом
Последней хозяйкой усадьбы была Софья Васильевна Языкова, жена Александра Ивановича. Софья Васильевна рано стала вдовой. В 1917-м у нее отняли все имущество. Из усадьбы пропали старинная бронза, фамильный фарфор, хрусталь, библиотека, даже изразцы с огромной печи. Дальнейшая судьба барыни неизвестна, но старожилы села рассказывали, что в усадьбе видели привидение: в окнах первого этажа появлялась женщина в белом!

А была ли утонувшая церковь?
Мария Белякова – юный краевед, автор исследования по истории местной церкви. Вот что она выяснила:
– Церковь преподобного Сергия Радонежского была каменная в основании, однопрестольная. Верхняя часть, колокольня, стояла на деревянных столбах, покрытых тесом. Очень интересным был иконостас: деревянный, резной, с редкими образами, иконы – с частицами мощей всех евангелистов! Языковы были очень набожны… В 1929 году церковь подожгли, а потом разрушили местные атеисты. Иконы пропали. Рядом с церковью располагалось родовое захоронение Языковых, которое сейчас превратили в спортплощадку. Ходили слухи, что здесь была еще церковь, которая утонула, но это миф: во время войны на берегу пруда похоронили старушку (некогда было нести ее на кладбище), – со временем могилка ушла под землю, и намогильный крест приняли за купол «утонувшей» церкви.

От Толстого до Гудериана
Скажи мне, кто ходит к тебе в гости, и я скажу, кто ты... В имении Языковых бывали Лев Толстой (он воспитывал детей Языковых как своих), дворяне Сухотины, критик Виссарион Белинский (он дружил с Михаилом Языковым) и актриса Любовь Орлова!
Елена Фролова, краевед:
– Старожилы рассказывали, что сюда в гости к своей тете, Любови Николаевне, приезжала актриса Любовь Орлова. Любовь Николаевна купила старую усадьбу Сухотиных. Это похоже на правду: девичья фамилия тети была… Сухотина, – то есть она купила дом своих предков! У Любови Орловой хранилась книга «Кавказский пленник» с автографом: «Любочке Орловой – Лев Толстой», так что Лев Николаевич нянчил будущую советскую «звезду №1»!
Александр Дороганов, житель Сергиевского:
– Я родился в барском доме Языковых в 1960 году. Мой отец был председателем совхоза, и нам дали «элитную» квартиру в этом особняке. Таких квартир на первом этаже было 12, а второй этаж занимала контора. Один из коренных жителей рассказывал мне, что во время войны (он был тогда мальчишкой) Гудериан устроил здесь один из своих штабов и якобы сам сюда приезжал. Фашисты боялись, что местные жители уйдут в партизаны, и заперли всех в подвале усадьбы. Кормили и поили людей через специальное окошко в погребе...

 

27 июля 2010, в 16:16
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день