Наталья Романова, 24 года

Наталья Романова, 24 года

Я работаю в салоне красоты. Помимо татуировок есть пирсинг — две дырки в пупке, три — в губе и в ушах — больше, чем пальцев на руке.

Я парикмахер и по совместительству дредоплет. И есть замечательный сын, который уже решил продолжить семейное дело. Он, когда вырастет, хочет стать «татуировочником».

вопросы, которые не нужно задавать

Много заплатила? Заплатила за них жизнью (шутка) — мой муж тату-мастер.

Долго делала? Четыре года.

Было больно? Конечно, было больно.

Сколько у тебя татуировок? Две достаточно масштабные и четыре поменьше.

Что означают твои татуировки? У них очень «глубокий смысл», понятный только никому.

Зачем ты их сделала? А когда постареешь, что будешь делать? Как состарюсь, сделаю ещё парочку на лице.

Как ребёнка в школу поведёшь? Уже вожу. Для ребёнка татуировки — в порядке вещей. Его не удивляют ни люди с татуировками, ни люди без них. Для него все одинаковые.

о главном

У меня есть пара отточенных ответов, после которых собеседник понимает, что он не самый оригинальный человек.

Первый партак появился в 14 лет, но он давно похоронен под отличной работой.

По сути после появления татуировок ничего не изменилось. Только появилось желание делать ещё и ещё.

Вся моя жизнь связана с тату искусством.

Родственники смирились, но всё равно не одобряют. А коллеги в восторге.

Я не сделала бы купола, а вот запретной для татуировок части тела нет.

Идея новой татуировки всегда попадается случайно, специально никогда не ищу.

Татуировка — это часть меня.

Музыка сопровождает меня везде и всюду, особенно в работе. Она даёт нужный настрой, а из визуального искусства — завораживают работы Гигера.

Фотограф: Мария Костина

Автор: Виктория Ерисковская, 17 марта 2016, в 12:19 +14

«Тату с тульской пропиской»

Подписаться на обновление в блоге.

Мариша, 21 год
Мариша, 21 год
Олеся Савельева, 22 года
Олеся Савельева, 22 года