Погибшим за Отечество
Памятник Всеволоду Рудневу.

Погибшим за Отечество

В России снова обсуждают патриотичность наших памятных сооружений. В Туле есть креативные идеи — предлагается дополнить памятник командиру «Варяга» Всеволоду Рудневу.

Тульские дворяне хотят установить рядом с памятником В. Ф. Рудневу, открытому в 1956 году, мемориальное сооружение, где были бы фамилии всех туляков, сражавшихся на «Варяге», удостоенных за свой подвиг Георгиевских крестов.

Идея во многом правильная, ведь членами команды крейсера было немало наших земляков. Это Александр Ильич Кузнецов, Степан Прилепский, Спиридон Федотович Филатов, Василий Никитович Тришин, Дмитрий Никитович Зайцев, Георгий Федотович Осокин, Максим Иванович Соушев, Алексей Данилович Юрков, Моисей Иванович Чернышов, Митрофан Кириллович Киселин, Яков Кузьмич Чернов. У некоторых из них история сохранила только имя, без отчества, еще у кого-то в написании фамилий встречаются разночтения. Из всех моряков, награжденных Георгием, наиболее известен ординарец Руднева Тихон Чибисов, проживший до 1968 года.


Тихон Чибисов

И конечно, современники восхищались не только командиром Рудневым, но и его однофамильцем, также уроженцем тульской земли, корабельным священником Михаилом Ивановичем Рудневым, которого называли героем-пастырем.

По возвращении домой он получил редкую для священника награду: наперсный золотой крест на георгиевской ленте.

«Отец Руднев показал, как много может значить воодушевление и пример доброго пастыря церкви во время военных действий, — писали „Московские ведомости“ 14 апреля 1904 года. — Отец Руднев, по свидетельству самих моряков, много способствовал успеху их боя. Вспомним его краткую молитву к Богу о даровании побед русскому воинству; вспомним, как он во время самого боя приходил с места на место, с крестом в руках и с молитвой, с добрым словом утешения на устах, воодушевляя воинов, подавая духовную помощь раненым и умирающим. Разве это не говорит о том, что среди духовенства России находятся настоящие герои, служащие родине на том посту, на какой они поставлены свыше, всеми своими духовными силами и способностями».

Как рассказал предводитель тульского дворянства Евграф Комаровский, малую архитектурную форму с именами героев-туляков можно было бы установить симметрично гюйсу, по другую сторону памятника В. Ф. Рудневу, или определить ей место, которое подсказали бы архитекторы.


Ефграф Комаровский

Пока идея остается лишь идеей. Презентовали ее 30 ноября прошлого года в Доме дворянского собрания, но с тех пор идет лишь оживленная переписка с различными инстанциями. Все признают, что проект социально значимый, но утверждающей визы так никто и не поставил.

С другой стороны, и тульские дворяне пока ничего, кроме креативной идеи, предложить не могут. Нет ни расчетного счета, куда можно было бы перечислять деньги, ни конкретной договоренности с исполнителями, кто изготовил бы памятное сооружение. Хотя достоинств идеи это не умаляет.

В продолжение разговора о патриотичности предлагаем обратить внимание на еще один памятник. Он называется «Павшим за Отечество» в Первую мировую войну и установлен в чешской крепости Йозефов (г. Яромерж) на месте концентрационного лагеря русских военнопленных. Это единственный памятник в мире, который создали офицеры и солдаты, находясь во вражеском плену.

Монумент «Павшим за Отечество» в Первую мировую войну сделал тульский скульп­тор, прапорщик Николай Сушкин. Памятник установлен в чешской крепости Йозефов (г. Яромерж) на месте концентрационного лагеря русских военнопленных.

Первые заключенные в этот лагерь были доставлены осенью 1914 года. В декабре военнопленных было уже более 38 тысяч человек. Всего за время существования лагеря через него прошло около 140 тысяч человек, полторы тысячи из которых навеки остались лежать в той земле.

Торжественное открытие памятника состоялось 17 декабря 1916 года. В его основании лежит засмоленная бутылка, в которой находятся листы бумаги с подписями всех находившихся тогда в лагере русских офицеров и десять серебряных монет.

«Работа, которая в обычной ситуации заняла бы от двух до трех лет, была выполнена за пять месяцев, причём в максимально неблагоприятных для скульптора условиях, под непрерывным надзором военной охраны, без моделей, эскизов и фотографий, — писал К. Крацик в книге „Из жизни пленных русских у нас“. — Статуи были отлиты в бетоне даже раньше, чем от австро-венгерского военного министерства было получено разрешение на строительство памятника. Статуи в композиции расположены вокруг скалы. Главная фигура — это женщина, которая явилась мастеру во сне, — боярская дочь, воплощающая Матушку Россию, с плачем возлагающая венок на могилу погибших сыновей. Это молодая статная женщина, призванная рожать и вскармливать детей, символ природного богатства и молодости, величия и плодовитости. Это настоящее. Над женщиной на скале находится голова Иисуса Христа. Его голову венчает терновый венец мученика, напоминающий о том, как Он увенчивал этим крестом погибших: „За грехи людские принял его Христос, и за ереси человеческие приняли его погибшие“. Со скорбью и страданием возводит Он свой святой взгляд к небесам.

На первом плане стоит старый боярин, воин, который создал и укрепил Россию. Он стоит как страж, охраняющий останки своих внуков. В глубокой задумчивости, опираясь о тяжёлый меч, он склоняет голову над могилами павших. Всё уже прошло, всё осталось позади. Статный русский витязь олицетворяет прошлое.

Будущее — это группа детей, которая с интересом перелистывает огромную книгу русской истории, разыскивая воспоминания о славных сражениях, в которых их деды и прадеды положили жизнь за свободу всего человечества. И над всей этой композицией возвышается крест, символ страдания и веры. Фигура „Гусляр“ так и не была на памятнике установлена, и её модель находится в моей коллекции.

На вершине памятника — надпись: „Нет большей любви, неж положить душу свою за други своя“. На задней стороне: „Да сохранится память вовеки в сердцах грядущих поколений о павших за царя и Родину русских воинах“. На постаменте выбито: „Поставлено русскими воинами в 1916 г. Скульптор — прапорщик Николай А. Сушкин“».


Николай Сушкин

Автор цитировавшейся книги Карел Крацик был местным богатым предпринимателем, но когда появился лагерь, стал помогать пленным. Каждый день он тайно передавал солдатам всё, что могло их поддержать, участвовал в организации побегов из лагеря. Продал два своих дома, лишился всего, но спас множество жизней. В сооружении монумента он лично принимал участие вместе с прапорщиком Сушкиным.

Почему именно Туле будет особенно интересен этот монумент? Его автор — тульский скульптор, прапорщик Российской армии Николай Сушкин, который находился в лагере с 1915 по 1918 год. Памятник «Павшим за Отечество» в Первую мировую войну стал единственным его крупным произведением. Вообще-то первое место в объявленном конкурсе занял проект архитектора Александра Михайловича Макарова, но австро-венгерскому министерству не понравился двуглавый российский орел на вершине памятника. И тогда был воплощен в жизнь замысел Сушкина.

Николай Александрович родился в 1881 году в Туле. Рисованию учился в Москве. В 1903 году был призван в армию, принимал участие в Русско-японской войне. Потом уехал в Италию, где изучал скульптуру в Милане и Неаполе. Принял участие в международных выставках в Неаполе и Флоренции. Его работы в бронзе «Слезы» и «Девочка с кошкой» были приобретены Союзом итальянских художников. Другие работы Сушкина в бронзе, в том числе и портрет Л. Н. Толстого, находятся в различных част­ных коллекциях. По возвращении в Россию он снова был мобилизован. Попал в плен 8 февраля 1915 года.

В 1917 году прапорщик Сушкин, уже тяжело больной туберкулезом, был отправлен по обмену пленными в Москву. Участвовал в гражданской войне. Из-за плохого состояния здоровья последние годы жизни скульптурой не занимался, зато ударился в промышленность. С середины 20-х годов налаживал литейное производство в Ростове-на-Дону, выпуск тракторов в Сталинграде. Хотя, скорее всего, ему пришлось сменить сферу деятельности, так как литейное производство вряд ли способствовало сохранению здоровья. Умер Николай Александрович Сушкин в 1935 году в Москве.

Памятник русским людям в лагере для военнопленных мог сослужить автору плохую службу. Вот ведь даже в заметке о Сушкине в «Тульском биографическом словаре», изданном аж в 1996 году, никаких данных о памятнике нет. Работа под названием «Лев» есть, «Марабу» есть. Даже про «Пуму» и «Девочку с кошкой» не забыли. А о монументе «Павшим за Отечество» ни намека.

Думается, актом высшей исторической справедливости, памяти о наших земляках и соотечественниках стала бы установка копии монумента «Павшим за Отечество» в Первую мировую войну на родине его автора, Николая Александровича Сушкина, в Туле. Имеется даже идеальное место для этой идеи — там, где когда-то стоял памятник советско-чехословацкой дружбы.

Открытие памятника советско-чехословацкой дружбы в Туле 25 ноября 1981 г.
Снесен 12 декабря 2006 г.

Памятник снесли, но дружба-то никуда не делась. Все сто лет монумент, построенный русскими военнопленными, бережно охранялся местными жителями.

В 2007 году российский участок кладбища в крепости Йозефов и памятник были полностью отремонтированы и благоустроены при поддержке Российского посольства в Чехии. Но если тем людям отдают должное за границей, чтят их память, то почему должны забывать их мы?

Главные новости за день в нашем Telegram. Только самое важное.
8 декабря 2017, в 11:27 +3
Другие статьи по темам
Летчики «Нормандии-Неман» в Туле
Летчики «Нормандии-Неман» в Туле
Тула – «Спартак»: самые памятные встречи
Тула – «Спартак»: самые памятные встречи