Фото из архива и Алексея Пирязева.

Каменные лавки на Посольской: история тульских торговых рядов

На улице Советской (бывшей Посольской) сейчас идет активная реставрация бывших торговых рядов — одного из самых красивых зданий Тулы. Некогда здесь было популярное торговое место.

За пределы бюджета не вышли

Принято считать, что эти ряды Степановские — по имени купца Степанова. Между тем известный тульский краевед Сергей Рассаднев писал всего лишь о том, что эти ряды купец Н. М. Степанов построил.

Но решение об этой стройке принимал город, и место это принадлежало городу. 24 апреля 1895 г. представители управы и комиссии общественных польз и нужд сделали в гордуме доклад по вопросу о постройке на городском месте на Посольской улице каменного корпуса лавок, и Дума его утвердила. Причем специально под Новые ряды по распоряжению управы были снесены мясные лавки, находившиеся на углу Посольской (Советской) и Жигалинской (Союзной) улиц. Проект здания составил инженер-архитектор Гурьев. Смета на по­стройку лавок предполагалась до 48 тысяч рублей.

Заслушав доклад, Дума поручила управе и строительно-исполнительной комиссии приступить к постройке означенного корпуса по проекту Гурьева «с употреблением на первоначальные работы 20 000 рублей из сумм полученных процентов за отчужденную городскую землю». При этом разрешила управе и комиссии производить детальные изменения в проекте по­стройки лавок, руководствуясь их ближайшими соображениями по сему предмету.

Последнюю фразу надо, вероятно, понимать так, что управе разрешили при возможности экономить. Учитывая, что деньги на постройку давал город, а их в тульском бюджете не хватало во все времена, почему бы и нет? Можно даже предположить, что Гурьев и намекал на то, что денег может не хватить. Или вероятности, что смета в итоге вырастет, в управе боялись по умолчанию. Через несколько лет с этой тульской фобией экономить боролся уже скульп­тор Бах, который заявил, что если и дальше будет муссироваться вопрос, как бы сэкономить на памятнике Петру, который ставил оружейный завод, то он в этом проекте участвовать не будет.

Поэтому в Думе весьма обрадовались, узнав, что в одно из соединенных собраний управы и комиссии был доставлен составленный архитектором Серебровским чертеж фасада для означенного корпуса лавок. Чертеж этот, имея в основных частях больше сходства с чертежом проекта г. Гурьева, «в деталях имел некоторые от него отличия, на которые и обратили внимание управа и комиссия». Из дальнейшего общения с Серебровским выяснилось, что выполнение по­стройки корпуса лавок по упомянутому чертежу «вполне ограничится размерами суммы, исчисленной по смете инженера-архитектора Гурьева, т. е. до 48 тысяч рублей».

Надо понимать, с по­правками Серебровского появилась уверенность, что за пределы утвержденного бюджета расходы не выйдут.

Поэтому за его предложение схватились и даже представили на рассмотрение городской Думы.

Сергей Митрофанович Серебровский был тогда достаточно молодой архитектор, в 1895 году ему всего-то 31 год. Окончил Академию художеств со званием классного художника I степени по архитектуре. В том же году поступил на службу архитектором Курского губернского земства, потом вместе с семьей переехал в Тверь. Но там надолго не задержался и в 1893 году оказался в Туле, исполняя должность земского инженера.

Дума с его поправками согласилась и поручила управе и строительно-исполнительной комиссии вести постройку каменных лавок на Посольской улице согласно фасаду и по проекту архитектора Серебровского. Но во всем остальном точно руководствоваться постановлением Думы от 24 апреля, то есть проектом Гурьева. Также управе разрешили израсходовать до трехсот рублей на вознаграждение Серебровскому за составление проекта.

Серебровский участвовал позже и в строительстве Новых торговых рядов, которое закончилось в 1897 г. В марте 1898 г. он был определен тульским епархиальным архитектором, и оставался в этой должности до своего ухода в отставку в 1914 г. 

При этом участвовал и в гражданском строительстве — по заказу купеческого общества выполнил проект приспособления особняка Добрынина в Туле под коммерческое училище на нынешней улице Ленина, совместно с городским архитектором Сироткиным построил Дом культурно-просветительных учреждений им. Александра II, нынешний Музей самоваров.

Не обидели и пострадавших мясоторговцев, лавки которых снесли.

Сами они просили компенсировать потерю возможностью торговать на берегу Упы, там, где уже продают рыбу, «так как это место находится в центре всего торга и более удобно для торговли». В крайнем случае купцы были согласны на место около стены кремля от башни, ведущей к Кривому мосту.

Дума в ответ на их прошение посчитала целесообразным построить за городской счет на набережной у кремлевской стены деревянное здание по проекту городского архитектора Попова под помещение мясных лавок.

Почему именно за городской счет — вроде бы понятно. Деньги невелики за деревянные лавки, зато потом можно сдавать это место в аренду, получая ежегодный гарантированный доход.

По образцу московского ГУМа

Посольская, нынешняя Советская, — центральная улица города. Здесь открыты несколько гостиниц, контора дилижансов, прямо за спиной Новых торговых рядов — Жигалинский рынок, Старые торговые ряды, которые любил поэт Василий Жуковский и где краевед Андреев повстречал писателя Гоголя. Более выгодного места не придумать.

В городе, правда, оно известно и с курьезной точки зрения. Прямо напротив Новых рядов — одно из тех мест, где постоянно сходили с рельсов вагоны конки. «Третьего дня на Посольской улице около Новых рядов из трех проходящих вагонов обязательно сходил с рельсов один, а то и два», — констатировал репортер «Тульской молвы» 20 июня 1913 г. Вагон ставили на место кучера и кондукторы, которые соскакивали с подножек. Сделать это было не так-то просто, иногда на восстановление движения уходило до 15 минут.


Москва, ГУМ. Старое фото.

Красивое здание с башенками и резными наличниками обращало на себя внимание не только редкой для провинциальной Тулы архитектурной формой, но и явным подражанием новым Московским торговым рядам — нынешнему ГУМу.

Это и неудивительно, ведь одна из главных достопримечательностей купеческой Москвы и появилась-то на свет буквально на днях — в 1893 году. Годик полюбоваться и позавидовать, годик заказать и сделать проект, вот и получается 1895-й, когда в Туле приступили к своей стройке.

Жители города могли купить здесь практически всё: мебель, обувь, часы, рыбу, хлеб и даже экзотические фрукты — бананы, лимоны и ананасы. А в витринах магазинов того времени старались показать как можно больше товаров. Чем больше, тем богаче. Главное, чтобы выставленный ассортимент был разнообразнее, чем у конкурента.

Меховые магазины выставляли чучела пушных зверей, иногда даже львов и тигров, вокруг которых раскладывали товары. Владельцы текстильных магазинов рядом со штуками материи вешали цветные литографии, изображающие, в зависимости от времени года, сезонные модели мужской и женской одежды. В витринах обувных магазинов в центре подвешивали огромный ботинок, украшенный золотыми гербами и медалями. В витрины часовых магазинов непременно ставили замысловатые каминные часы под стеклянным колпаком, а также большие часы с надписью «Верное время». Поскольку писчебумажные лавки торговали всякой всячиной, витрины с этой мелкой продукцией украшали огромными карандашами.

Магазины офицерских вещей или Военные магазины в центре витрины помещали кавалергардскую или кирасирскую медную кирасу, а на ней — медную каску с орлом. В боковые отверстия кирасы вставлялись палаши или шашки. В витринах магазинах готового платья ставили мужские и женские манекены с «настоящими» волосами, усами и бородами. Были также и полуманекены — торс с головой, на которые вешали дамские блузы, пиджаки, а в корсетных магазинах — корсеты.

В Новых рядах арендовали места для торговли богатейшие тульские купцы. В частности, Ливенцевы, владелец колбасных заведений Шамин, братья Шемарины. Была тут и обувная лавка Акакия Алексеевича Селезнева, про которого язвительный «Вечерний курьер» как-то написал, что он всех обувает и себя не забывает. А так «человек весьма добродушный: всех зовет „голубчиками“ и каждого в отдельности похлопывает по спине или по животу».


До 2012 года торговые ряды с соседним зданием связывала арка.

Торговые ряды призвали в армию

После революции тема торговли стала не так популярна, и Новые ряды пошли по рукам. В 1922 году здание отдали в ведомство коммунального хозяйства, но в нем еще продолжали торговать.

А когда товаров стало совсем немного, его в 1929 году отдали военным. Долгое время здесь находилась комендатура. А в 1930-м вообще изуродовали два стоящих рядом здания — бывшие ряды и бывшую Первую женскую гимназию соединили аркой с внутренним переходом. Она спокойно себе просуществовала до 2001 года, пока ее крепость не проинспектировал шальной водитель КамАЗа.

Машина не вписалась в сооружение по высоте и застряла на несколько дней аккурат под самой аркой. Место происшествия оградили деревянным заборчиком, поставили железные подпорки под по-прежнему необходимый воздушный переход. Но машину в итоге из плена освободили. Саму же арку демонтировали только в 2012 году.


 

Instagram аккаунт Myslo.ru. Только хорошие новости!
23 августа, в 15:49 +14
История «Тульских Лужников»: как Тула всем городом строила свой стадион
История «Тульских Лужников»: как Тула всем городом строила свой стадион
Кто покоится на закрытом еврейском кладбище в Туле
Кто покоится на закрытом еврейском кладбище в Туле