На крышах крае...

На крышах крае...


 

Она сидела на высоких крышах крае,
С едва заметной странною улыбкой.
В руках её блестели золотом ключи от рая,
Но путь в то счастье был для неё пыткой.


Она хранила то, что многим и не снилось.
Она любила стольких, что не сосчитать.
Со всеми только разошлась, простилась.
Себе верна, но многое хотелось ей отдать.


Однажды к ней забрёл уставший путник.
Такой, как все – озлобленный на жизнь.
Она спросила: «Будешь мне заступник?
А я смогу тебе все силы освежить!»


Он засмеялся: «Посмотри в глаза…
Обычная, ничем не примечательная дева!
Таких на крышах видел дополна.
Чем удивить меня ты захотела?»

Она взглянула и с улыбкой отвернулась:
«Наивный ты, как все, кто были до тебя» -
И нежно так его рукой коснулась:
«Со мной останешься – найдёшь себя!»

Опять усмешка: «Хороша, не спорю!
Но я зачем тебе, чему ты хочешь научить?
Я жизнь видал, лишь сам себе я в ней опора!
И здесь не получается, как в сказке, жить!»

«А если научу без страха и без боли?
А если я смогу заставить полюбить?
Ты будешь, словно в клетке и на воле…
И никогда меня не сможешь позабыть!»

«Ну что ж, попробуй! Даже интересно,
Откуда столько наглости в тебе?!
Готов смотреть на тридцать лун совместно.
А дальше… не влюблюсь – уйду к себе!»

«Согласна я с тобой», - ответила девчонка,
И заблестели искорки в глазах:-
«Но помни, я сама уйду» - сказала звонко, -
«Когда от счастья кончатся слова!»

Остановилось на мгновенье сердце
У путника, что с ней рискнул поспорить.
В ней что-то было, что страшнее смерти,
Но обещала же она – не будет боли.

И начались совместные оранжевые луны.
Она не спрашивала, говорила про своё.
Но задевала путника за трепетные струны
Души! И он твердил: «Вот чудо ты моё!»

От честности такой он сам раскрылся,
Доверил ей всё сокровенное, что есть.
И от любви к ней - нежной, засветился.
И вдруг ушла озлобленная спесь.

Она смеялась, счастьем умываясь.
А он любил! Любил, что было сил.
Ему хотелось, что бы луны не кончались.
Ведь он слова её совсем забыл!

Однажды в свете утреннего Солнца,
Он обнял и к груди её прижал:
«Я счастлив так, что жизни рад от края и до донца!
Что слОва не найти», - он ей сказал.

Она тихонько обняла, прижалась:
«Сходи на Землю, принеси цветов»
А сердце у неё безумно сжалось…
И нет печальнее для этой крыши слов!

И он ушёл, ища цветок любимой,
С открытым сердцем и живой душой!
Её звездой в тех поисках хранимый -
В тот миг он стал на век чужой.

Сорвал цветок и к ней он возвратился.
Но крыши той во мгле и след простыл.
Он обернулся и в Землянку взглядом впился
И, в ярости, цветок заветный подарил.

Не знал ещё, что дева путь открыла
К Земному счастью и большой любви.
И тем, что дверь свою закрыла…
Она людей спасала от беды!

Её он помнит, как ему и обещала…
Её глаза, что искрами полны.
Она ж врата ключами отворяла,
Туда где явью становились сны!

Она сидела на высоких крышах крае,
С едва заметной странною улыбкой.
В руках её блестели золотом ключи от рая,
Но путь в то счастье был для неё пыткой.

 

 

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Яндекс.новости
Автор: Химера2102
21 августа 2017, в 00:03 +18
Кто я?
Кто я?
Истина.
Истина.