Тульская велогонщица Любовь Кочетова: «Де Голль думал, что все блокадники тощие и скрюченные»

Тульская велогонщица Любовь Кочетова: «Де Голль думал, что все блокадники тощие и скрюченные»

В 1958 году впервые в программу чемпионата мира по велоспорту на треке вошли соревнования среди женщин, которые завершились абсолютным триумфом тульских гонщиц.

На оборотной стороне медали чемпионата мира по велоспорту 1958 года в Париже значились флаги всех государств-участников. Всех, за исключением одного — Советского Союза.

До последнего момента было неясно, поедут ли вообще на эти соревнования наши спортсмены. А они не просто поехали, а и произвели настоящий фурор, выиграв первые в истории планеты золотые медали в женских гонках.

Причем, оба чемпионских звания остались у золотых тульских женщин Галины Ермолаевой и Любови Кочетовой. Еще одна тулячка Валентина Максимова стала серебряным призером.

Удивительные судьбы удивительных чемпионов

Хронологически первое в истории звание чемпионки мира выиграла Галина Ермолаева — 3 сентября 1958 года. К тому времени она, правда, уже год как покинула родной город — в Москву переехала вся семья. Тем не менее, Ермолаева по праву считалась воспитанницей тульского спорта. Именно выступая за тульскую команду, она добилась первых больших побед, став чемпионкой СССР в индивидуальном спринте и гите на 500 метров.


Любовь Кочетова.

В Париже уроженка Тулы Галина Ермолаева прошла дистанцию 200 метров за 13,5 секунды — это был лучший результат в спринте. В этой же дисциплине серебряную медаль завоевала тулячка Валентина Максимова.

Впоследствии Галина Ермолаева, уже выступая за ЦСКА, шесть раз выиграет звание чемпионки мира. Она неизменно будет побеждать с 1958 по 1963 годы, и потом еще на закате своей карьеры в 1972 году. Валентина Максимова будет оставаться главным ее конкурентом, она четыре раза станет серебряным призером чемпионатов мира. С того 1958 до 1961 года они неизменно встречались в финалах чемпионатов мира. Впервые она смогла победить свою непримиримую соперницу только в 1965 году в полуфинале чемпионата СССР, который проходил в Туле.

Спортивная судьба Валентины Максимовой по своему была уникальной. Ведь в пятом классе школы врачи вообще запретили ей заниматься физкультурой — обнаружили эндокардит сердца.

Полгода она пролежала в постели. А в спорт в итоге привела подруга Алла Усова — дочь знаменитой тульской гонщицы Зои Дьяконовой. У них в доме увидела старый велосипед, попробовала прокатиться, понравилось. А там и хвори отступили.

4 сентября 1958 года звание чемпионки мира в гонке преследования на три километра выиграла Любовь Кочетова. В полуфинале она опередила соперницу на целых четыре секунды! На соревнованиях такого ранга — неслыханное дело.


Любовь Кочетова: первые велоуроки.

Удивительный человек и удивительная спортсменка. Любовь Кузьминична родилась в Белоруссии, в городе Борисове. Но почти тут же ее семья переехала в Ленинград. В 1941 году Любе исполнилось одиннадцать лет.

Пережила блокаду. Выехали только в 1943 году — переправляли через Ладожское озеро на катерах.

В 1944 году, по настоянию родственников, семья выехала на Урал, на станцию Куида. «Пришли там с мамой в местный клуб летного училища, попросились в художественную самодеятельность. «Мама говорит: «Вы примете мою дочь?» Они глянули, а я тощая, вся в болячках, и спрашивают: «А что это у нее руки перевязаны? Вот подсохнут болячки, мы посмотрим». У меня от худосочия короста была, что-то вроде цинги, и я очень маленькая была и тоненькая, вытянулась только в десятом классе».

После эвакуации вернулась домой и даже училась на актрису — снялась в маленькой роли в «Небесном тихоходе», но муж уговорил уехать в Тулу, где она стала прекрасной и легендарной гонщицей. И ни разу не пожалела о своем переезде. «Этот город меня сделал», — говорила она.

Тульский феномен

В том парижском чемпионате принимала участие и целая плеяда гонщиков-мужчин из Тулы, но все они выступили неудачно. Кочетова сразу после возвращения домой объясняла это так:

«Мы выступали на незнакомом для нас треке с большей длиной круга, чем на нашем. Пришлось улучшить педали велосипедов. Трубки наших машин также не были приспособлены для выступления на треке «Парк де Пренс». В результате, например, у Б. Романова трубка лопнула несколько раз. То же самое постигло Р. Варгашкина. Это же помешало успешно выступить туляку В. Леонову».

Нечто подобное, кстати, случится и с самой Любовь Кузьминичной, когда она через год приедет отстаивать звание лучшей на планете на чемпионат мира в бельгийский Льеж. В финале она была близка к успеху, опережая соперницу, англичанку Бертон. И в этот момент прокололась трубка на машине. Кочетова, прилагая усилия, чтобы не упасть, не смогла вовремя сообщить судьям о случившемся, и заезд не был остановлен. Так победителем признали англичанку, а серебряная медаль досталась Любови Кочетовой.


Зоя Дьяконова и Любовь Кочетова на треке в Одессе. 1949 г.

Парижский чемпионат вообще можно было отнести к разряду спортивных подвигов для Кочетовой. Ведь вскоре после переезда в Тулу, в 1953 году, у нее была травма, которая могла поставить крест на всей спортивной карьере. После нечаянного столкновения во время спринтерского заезда Кочетова получила перелом височно-теменной кости и сотрясение мозга. Врачи вообще сомневались, сумеет ли она выжить. Сама она потом вспоминала об этой ситуации с юмором:

«Меня увезли в боткинскую больницу, и я там семь дней не приходила в себя. Из ушей текла кровь. Меня уже все похоронили, тело вывезли в коридорчик и накрыли простыней. Начальник общества «Динамо» вовремя вернулся в столицу, узнал про несчастье и кинулся в больницу: «Можно хоть посмотреть на Любу?» Отодвинул простынку, а у меня глаза моргают… Муж возился со мной, как с маленьким ребенком. Я даже голову не могла наклонить, она сразу кружилась. Но к сезону следующего года я оправилась. И заработала три медали золотые за индивидуальную и командную гонку преследования и серебряную за второе место в гите на 500 метров с места. Это вообще был феномен».


Кочетова на высшей ступеньке пьедестала почета
чемпионата мира в Париже.

Вернуться на трек было проблемой. Один вид велосипеда вызывал страх. Муж в квартиру принес станок, и она начала тренироваться. «Голова кружилась, я ее нагнуть не могла, но тренировалась». Сила воли помогла вновь выйти на трек. Только спринт с тех пор она больше не ездила. В 1954 году Кочетова на чемпионате СССР выиграла три золотые медали.

Профессор, который ее лечил, увидел в «Советском спорте» фотографию и прислал телеграмму: «Люба, если это ты, явись ко мне на осмотр». Собрали консилиум, и профессор сказал, что Кочетова — единственный в своем роде экземпляр, который вопреки законам медицины выжил и вернулся в спорт.

«Наши туфли носит чемпионка мира Кочетова»

В предварительных заездах в Париже англичанка Белл, ее главная соперница, показала результат на семь секунд лучше, чем Кочетова.

«Такая надменная была, гордая, — рассказывала Любовь Кузьминична. — Я думаю: «Да вот еще, уступать какой-то англичанке!» Хотя сильнее-то была она. Но у нее было замедленное начало, а у меня — хороший рывок. Я ее и ошеломила: со старта ушла в отрыв. Она сокращала, сокращала, но не достала до меня метров двадцать. Я ничего вокруг не видела, только точки мелькали. И подсказок не слышала — такой гул стоял на стадионе, так трещотки трещали!.. После финала такой треск и свист вокруг, все были в восторге от того, что я выиграла у Белл. Меня даже попросили успокоить публику. Я вышла к микрофону, и напомнила, что еще должны соревноваться мужчины».

Чемпионат торжественно открывал на белой лошади де Голль. А после того, как все закончилось, он захотел увидеть советских спортсменов.

«Де Голль был такой галантный, представляете, изумился, узнав, что я — блокадница. Думал, что все блокадники — тощие, скрюченные. А тут я — можно сказать, кровь с молоком».

«Я заметила, что во всех странах, и у нас тоже, любят обаятельного, улыбчивого, внимательного к зрителям человека, — рассказывала она в одном из интервью. — Если выиграл — поклонись, улыбнись, помаши рукой — зрители любят такое внимание. А как же иначе? Ведь эти люди тоже вложили в твою победу или поражение частицу себя. Во Франции, в финале чемпионата мира я встречалась с англичанкой Белл, холодной, гордой, неприступной. Даже для зрителей, не говоря уже обо мне. И вот французы, помню, болели за меня, хотя я и была у них первый раз. Потому что я и поклонюсь, и улыбнусь, и рукой помашу — ведь аплодируют, чего жадничать».


Парад открытия на тульском треке перед чемпионатом СССР 1953 года.

В Париже вчерашнюю блокадницу, а теперь чемпионку мира признали самой красивой гонщицей чемпионата. Конечно же, она пользовалась большой популярностью.

«Везде повесили огромные портреты: и мое фото, и фото Гали Ермолаевой были рядом с изображениями Галины Улановой и ансамбля Моисеева. Вот на какую высоту нас подняли. А сами французы столько подарков делали. Но нам почти ничего брать не разрешали. Однажды хотели подарить роскошные парфюмерные наборы «Коти» — не разрешили взять. А один догадался на трек целый мешок принести. Товарищ из посольства, Куприянов Андрей Алексеевич, зовет: «Люб, тут к тебе капиталист пришел». Я же не могу без разрешения, говорю Куприянову: «Француз мне хочет целый мешок туфлей подарить и коробку подвесок». — «Ну ты выбери, какие получше». При дамском туалете комнатка небольшая, я в ней все перемерила и остановилась на велосипедных туфлях. Вроде и комнатка закрыта была, а на следующий день в магазине, где этой обувью торгуют, на каждой коробке мой портрет, фотография, как я ее примеряю, и надпись: «Покупайте наши туфли. Их носит чемпионка мира Любовь Кочетова».

Автор: Сергей Гусев, 4 сентября, в 10:50 +14
Льву Толстому подарили на юбилей альбом, самовар, косы и конфеты
Льву Толстому подарили на юбилей альбом, самовар, косы и конфеты
Олег Попов в Туле: три месяца аншлагов и дружба на всю жизнь
Олег Попов в Туле: три месяца аншлагов и дружба на всю жизнь