Забастовка на узловском «Кране» была одной из крупнейших в СССР

Забастовка на узловском «Кране» была одной из крупнейших в СССР

В Тульской области в советское время были неоднократные массовые отказы выходить на работу.
 

Первый известный случай отказа от работ запротоколирован в Туле в мае 1961-го. В седьмом цехе комбайнового завода на участке сборки фургонов мотороллера отказались приступать к работам сразу три смены.

Причины недовольства были объективными как со стороны рабочих, так и со стороны администрации. Согласно нормам выработка каждым рабочим даже в неспешном режиме составляла 140−150%. Что это значит, понятно — хорошие премии за перевыполнение плана и прочие почести. Очевидно, что такая ситуация никак не устраивала местное начальство. В связи с этим 21 апреля 1961 года администрация совместно с профсоюзной организацией приняла решение о пересмотре норм выработки, и вместо изготовления 2,1 фургона за семичасовой рабочий день была установлена норма 2,75 фургона. В действие ее ввели уже с 5 мая.

Поработав в новых условиях несколько дней и подсчитав, что на руки теперь выйдет существенно меньше, рабочие цеха объявили забастовку. 11 мая на участке поочередно отказались приступать к работам первая, вторая и третья смены. Заводское начальство дрогнуло, но попыталось уладить конфликт своими силами — профилактическими беседами, выдергивая на них забастовщиков по одному. Только когда дело дошло до горкома партии, были приняты решительные меры. Расценки, судя по всему, установили компромиссные — план после этого выполнялся на 110−130%.

За сокрытие факта отказа от работ директору завода Пушкареву был объявлен строгий выговор с занесением в учетную карточку.

Секретарь партбюро цеха был снят с должности и исключен из рядов КПСС. Полетел со своей должности и секретарь парткома завода, ему объявили строгий выговор с занесением. Председатель завкома профсоюзов также получил строгий выговор с занесением. Начальника цеха сняли с работы, тоже влепив строгий выговор с занесением.

Однако ситуация ухудшалась, и в 70-е годы руководители предприятий вновь начали пытаться экономить, срезая расценки рабочим.

10 августа 1979 года забастовали рабочие-сдельщики на узловском заводе «Кран», которым представили новую форму премирования — на основе выполнения месячного, а не дневного задания. Понять недовольство было просто — «Кран» постоянно не выполнял план из-за необеспеченности металлопрокатом, работал неритмично, из-за чего на предприятии была очень высокая текучка кадров.

Тогда группа рабочих цеха № 10 не приступила к работе, а стала заниматься выяснением порядка начисления премий по новой системе. В середине дня об этом стало известно и.о. директора Д. Орехову, секретарю парткома Н. Иванову, председателю профкома В. Почуеву. Однако сами они в цех не пошли, послали заместителей. Никаких результатов беседы не дали.

Забастовку, как говорят, поддержали и в других цехах, в результате к работе отказались приступить несколько сот человек. Свидетелем этой забастовки, одной из крупнейших в стране, был Владимир Лебедев — с 1996 по 2008 годы начальник Управления ФСБ России по Тульской области, а в то время — оперативник Узловского управления КГБ. По его словам, отказались работать сразу несколько цехов. А учитывая, что «Кран» в то время был крупнейшим предприятием области, несколько цехов — это не одна тысяча рабочих.

На все увещевания начальства женщины зло отвечали:

- Ты сам эти тяжеленные болванки поворочай!

И были правы. Лишь 14 августа, добившись изменений в положении о премировании, заводчане приступили к работе.

Никто из инициаторов забастовки не пострадал, тем более что многие входили в рабочую элиту предприятия — ударники, Герои Соцтруда. Наказали начальство, объявив разной строгости партийные выговоры.

В постановлении обкома КПСС по итогам остановки работ отмечалось: «Считать случай, произошедший на Узловском ПО „Кран“, фактом проявления политической незрелости ряда хозяйственных руководителей, главных специалистов, партийных и проф-союзных работников объединения, низкого уровня работы партийного и профсоюзного комитетов объединения».

Прошло чуть больше года, и сразу две забастовки случились уже в Туле. Два часа рабочего времени 24 ноября 1980 года и полный следующий день на заводе им. Кирова (нынешний патронный) в цехе № 19 бастовала группа рабочих токарного отделения участка изготовления вентилей. Приступить к работе отказались 16 человек. Формальной причиной стала маленькая премия одному из них. Тут же претензии перекинулись на новую систему оплаты и введенное с 1 июля того года положение о премировании.

Руководство завода и партком, в свою очередь, видели причину случившегося в низком уровне образования рабочих данного участка производства: из 16 человек 9 имели начальное, 6 — неполное среднее, 1 — среднее образование. 10 человек имели дисциплинарные взыскания и увольнения по статьям КЗоТ, в том числе 5 человек привлекались ранее к судебной ответственности. Отказ от работы поначалу не приняли всерьез. Руководство вообще поставили об этом в известность только на следующий день, когда увещевания цехового начальства оказались безуспешными.

2 декабря отказалась работать бригада токарей из 13 человек на комбайновом заводе, несогласные с новым планом работ на декабрь. В этом конфликте по-своему были правы обе стороны, ведь средний процент выполнения нормы выработки в бригаде составлял 155%, а средняя зарплата была 320−330 рублей.

В апреле 1981 года отказались приступать к труду 32 рабочих стержневого участка Ясногорского машиностроительного завода, и простояли в течение двух смен. Причина — пересмотр норм без учета снижения трудоемкости на изготовление каждой детали. После бурных разбирательств уволили начальника цеха и председателя завкома профсоюза.

В том же месяце на Митинском чугунолитейном заводе из-за снижения оплаты труда в связи с выпуском бракованной, не по вине рабочих, продукции восемь человек не работали смену.

Еще через месяц 28 рабочих Гуровского завода железобетонных изделий треста «Тулажелезобетон» не работали в течение четырех смен из-за снижения расценок на производимые работы в связи с пуском новой технологической линии. После чего были уволены директор завода и секретарь парткома.

Характерно, что Иван Юнак и Тульский обком партии винили во всем произошедшем в первую очередь заводское начальство.

В секретной справке для ЦК КПСС отмечалось: «По содержанию и значимости причины отказа от работ можно разделить на несколько групп. Нарушение принятого порядка пересмотра норм, отсутствие должной подготовительной и разъяснительной работы. Отсутствие остроты восприятия происходящих в коллективах событий и фактов, формальное отношение к предложениям, заявлениям и жалобам трудящихся со стороны отдельных руководителей предприятий, в некоторых случаях высокомерное отношение к подчиненным, некритическая оценка принимаемых решений, несоблюдение законодательства о труде».

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Яндекс.новости
Автор: Сергей Гусев, 26 февраля 2019, в 17:07 +12
Как ездили туляки с Московского вокзала 150 лет назад
Как ездили туляки с Московского вокзала 150 лет назад
Туляки против туляков, или Гибель комиссара Сундукова
Туляки против туляков, или Гибель комиссара Сундукова