Про марки и фантики

Про марки и фантики

Разбирая недавно антресоли, наткнулась на свой старый школьный портфель. Открыла, взглянула на содержимое, и в голове закрутился пестрый калейдоскоп воспоминаний...

Разбирая недавно антресоли, наткнулась на свой старый школьный портфель. Открыла, взглянула на содержимое, и в голове закрутился пестрый калейдоскоп воспоминаний...

Вот старый альбом без обложки. Не­сколь-ко его страниц почти сплошь заклеены почтовыми марками. Их начал собирать, будучи мальчишкой, мой папа. На неярких прямоугольничках бумаги - челюскинцы и папанинцы, герои гражданской и Отечественной войн, пролетарские вожди, счастливые колхозники и рабочие, павильоны ВДНХ и первые московские высотки... 

Такие или почти такие альбомы для многих юных советских граждан нередко становились отправной точкой для собирания своих собственных коллекций марок. В 60-70-е годы века минувшего  филателией увлекался каждый третий соотечественник. 

Главным «месторождением» марок для меня и прочих начинающих (и не только) филателистов был магазин «Союзпечать». Размещался он на первом этаже кирпичной пяти­этажки, стоящей торцом к памятнику Л. Н. Толстому (сейчас там - компьютерный магазин).

Под стеклом на больших прилавках были аккуратно разложены сотни, а может даже тысячи разноцветных марок со всего света. Купить эти произведения миниатюрной графики можно было как поштучно, так и целыми наборами, которые были упакованы в целлофановые пакетики. Ведал «марочным царством» сухощавый пожилой мужчина, к которому завсегдатаи обращались уважительно по имени и отчеству (к сожалению, я его не помню). Каждую марку он брал аккуратно медицинским пинцетом и клал ее на специально отведенное место для более детального ознакомления с ней покупателя. Желающим предлагал увеличительное стекло или лупу. 

Наверняка сам он являлся заядлым филателистом. По крайней мере, в том, что дома, в специальных альбомах хранились у него какие-нибудь исключительные во всех отношениях марки, и я, и все мои знакомые юные маркоманы были убеждены на все 100%. 

В «Союзпечать» я заходила при первой возможности. Когда удавалось скопить немного денег, покупала заветные цветные квадратики, но чаще просто рассматривала их, стараясь не трогать руками витрину: это сильно раздражало продавца. 

Помню, однажды мама подарила мне на день рождения целых два кляссера (специальные альбомы с прозрачными кармашками) и несколько тематических наборов советских и зарубежных марок. Это было настоящее счастье! А вот то, что по незнанию несколько блоков я расчленила по перфорации, было большим несчастьем: всякую ценность эти кусочки бумаги потеряли окончательно и бесповоротно!

 

Кстати говоря, увлечение филателией сильно помогало в познавании мира. В частности, в изучении политической  географии: благодаря маркам мы узнавали не только обо всех государствах, какие существуют на свете, но даже об их многочисленных колониях. 

Еще одно ценное преимущество собирательства заключалось в возможности знакомства с фауной и флорой разнообразных уголков земного шара. Ну где бы еще тогда (помимо дефицитной, малодоступной энциклопедии «Жизнь животных» и телевизионного «Клуба кинопутешественников») мы могли узнать о существовании райских птиц, колибри и сумчатых белок? 

Кроме покупки марок существовала такая операция, как обмен ими. У одноклассников и товарищей по дворовым играм мы лихо меняли  свои двойные или малоценные экземпляры на те, что больше нравились или подходили по тематике. 

Еще одним источником добычи почтовых знаков оплаты были письма и открытки, присылаемые родственниками и знакомыми (в то время эпистолярный жанр процветал). Место, где была наклеена марка, подносили к носику кипящего чайника, ждали, когда пар воздействует на клей, и потом аккуратненько отлепляли ее от бумаги. 

Конечно, каждый из нас надеялся, что однажды, совершенно случайно, удастся выменять или найти какую-нибудь суперценную марку типа легендарного «Черного пенни» или «Голубого Маврикия». Однако  все такого рода не­-ожиданности были распределены Судьбой по иному сценарию. 

При всем том, не исключено, что наши дети и внуки сумеют получить неплохие деньги за марки, которые мы трепетно собирали во дни своей юности. В частности, за те, где имеет место быть штамп или надпись несуществующей сегодня, но великой когда-то страны под названием «СССР». 

 

Вообще-то во времена наших детства-юности существовало множество  разного рода собирательских увлечений. Мало кто избежал, например, «фантичных» или (что реже) «спичечно-этикеточных». 

Фантиками (вы наверняка это знаете) назывались и по сей день называются цветные бумажки, в которые на кондитерских фабриках заворачивают конфеты. 

Кто-то, наверное, занимался их коллекционированием серьезно. Но, в основном, собирали фантики абы как, лишь бы были. При всем том, особо ценными считались импортные, а также от дорогих отечественных шоколадных конфет типа «Мишка косолапый», «Красная Шапочка», «Ну-ка, отними!» и т.п. Одним из самых «крутых» (трудно представить, но тогда этого определения уровня популярности не существовало!) был фантик от большущих конфетищ «Гулливер», за которыми в нашей среде закрепилось название «гуллики». На одного «гуллика» можно было легко выменять штук десять рядовых оберток. 

Была тогда очень популярна игра в «фантики»: буквально на всех подоконниках ребята и девчонки с азартом стучали ладонями по стопочкам цветных бумажек...

С течением времени увлечение коллекционированием фантиков сошло на нет. Собранным коллекциям наш изобретательный народ нашел применение, пустив их на изготовление самодельных шторок, шкатулочек, вазочек и прочих милых безделушек...

Да, чуть не забыла о спичечных этикетках! В киосках (табачных и газетных) можно было купить целые тематические наборы наклеек со спичечных коробков. 

... С возрастом у многих из нас интерес к коллекционированию марок, фантиков и этикеток угас. Мы стали увлеченно собирать другие бумажки, которые называются «денежные знаки». На них можно купить многое, но только не возможность вернуться в детство, где мама подарила мне целых два кляссера для марок...

Автор: Елена Рябикова, 7 августа 2013, в 15:42 0
И дым отечества... Часть 1
И дым отечества... Часть 1
Ах, эта свадьба!
Ах, эта свадьба!