Максим Клавденков, 23 года

Максим Клавденков, 23 года

Я Максим, можно просто Клава. Работаю в Тулмаше фрезеровщиком 4-го разряда, на заводе гордо ношу звание «разрисованный».

Есть два места, в которых я стараюсь не проявлять себя во всей красе: квартира моей бабушки (она ни одной татуировки ещё не видела, поэтому летом я прихожу к ней только в плохую погоду) и колледж, в котором учусь по специальности «Преподавание в начальных классах».

Прошлым летом проколол себе нижнюю губу и ходил с колечком. Было интересно, каково это. Мне не понравилось, да и с приёмом пищи много возни было.

вопросы, которые не надо задавать

Они настоящие? Наклейки на заказ.

Каждый день смываю с рук татуировки, но всё безысходно

Сколько заплатил? Чуть больше 30-ти тысяч вышло, некоторые бились бесплатно, по дружбе, по знакомству.

Долго делал? Уже как третий год я осознанно порчу своё тело

Больно было? Где-то было неприятно, где-то ещё хуже. Самыми запоминающимися местами для меня остались низ живота, сгиб руки и локоть, лодыжки.

Сколько у тебя татуировок? Чтобы ответить на этот вопрос, пришлось посчитать их на своем теле. На данный момент насчитал 18 татуировок, и эта цифра не конечная. Сначала набиваешь просто потому, что понравился эскиз, потом начинаешь выстраивать какую-то логическую цепочку, подстраивать новый шедевр под свой кругозор. Смысл татуировок появляется со временем.

Зачем ты её сделал? Это же на всю жизнь! А когда постареешь, что будешь делать? В старости вручу своим внукам фломастеры в руки и пускай раскрашивают мою чернуху, пока я буду есть овсянку.

Делаю это потому, что могу себе это позволить.

о главном

Иногда мне хочется закрыть своё лицо пятью руками, когда задают какие-нибудь глупые вопросы. Что-то из серии: «Сколько мне обойдется знак бесконечности на запястье размером со спичечный коробок?». Но в большинстве случаев я охотно отвечаю, что, где и как. Хоть от этого и устаешь порой.

Татуировками я загорелся ещё в армии. Мои сослуживцы один за одним набивали себе танк на ребре ладони. Мне реально сильно хотелось пойти за толпой в тот момент, но моя брезгливость меня осадила, просто побоялся занести какую-нибудь дрянь. Вернулся в любимое Щёкино, и желание отпало, пока мой близкий друг не набил себе Дональда на икре. Искра во мне снова загорелась ярким огнем. Я стал обладателем своей первой единственной мотивирующей татуировки, а потом понеслась.

Вообще, мне трудно давался вопрос о значениях моих рисунков. То, что бью на руках, передаёт человеческие слабости, с которыми мне приходилось встречаться в жизни. То, что набито на ногах уже характеризует меня как человека.

Это до такой степени глубокие мысли, что я просто отвечаю, что делаю, что хочу, и тату не несут никакой смысловой нагрузки.

От мамы с папой я долго конспирировался, но когда число татуировок дошло до пяти, я решил открыть занавес моего тела.

Мы шли с отцом в спортзал, и я сказал, что он немного удивится, когда я буду переодеваться. На вопрос: «В смысле?», ответил, что у меня рисунки на теле. Папа, увидев сию красоту, мне задал один вопрос: «Зачем?!». Пришли домой, и мама ахнула. Начались эти стандарты: «Что? Как? Когда успел?» и прочее. Сейчас уже нормально к этому относятся, новые тату и не замечают. Папа просил за него поинтересоваться, сколько выйдет перебить его армейский партак.

Как-то раз я зашел в лайн и сел напротив девушки преклонных лет. Она просто перекрестила меня и себя. После этого начал задаваться вопросом, что же такого запрещенного в тату.

Мне кажется, что татуировка это модификация тела, равносильная, например, проколотым ушам.

Никто ведь не задается вопросом, что же значат эти сережки в её ушках.

На днях мне предстоит провести пробные уроки у детишек с первого по третий класс. Конечно, я не стану приходить в майке и шортах, а закрою все художества.

От тату я хуже не стал, наоборот, это придаёт некой уверенности в себе. Начинаешь мыслить под другим углом, пропадает предвзятое отношение к другим людям.

На новые татуировки меня вдохновляют стихи Иосифа Бродского, романы Сергея Минаева, конечно же, мой тату-мастер и разные картинки. Медленно, но верно осиливаю кантовскую «Критику чистого разума». Как-то так.

Автор: Виктория Ерисковская, 10 декабря 2015, в 11:44 +10

«Тату с тульской пропиской»

Подписаться на обновление в блоге.

Анна, 26 лет
Анна, 26 лет
Ирина, 26 лет
Ирина, 26 лет