Зенитно-ракетные комплексы КБП

Зенитно-ракетные комплексы КБП

Появление в конце Второй Мировой ядерного оружия и его огромные возможности на какое-то время способствовали снижению интереса к управляемому вооружению (за исключением носителей ядерного оружия и средств защиты от них). В 1940—1950-х годах военные предполагали, что атомные бомбы являются «абсолютным» оружием будущих войн. Сравнительно эффективно в этот период развивались лишь зенитные ракетные комплексы и некоторые вариации крылатых и баллистических ракет, являвшиеся элементами ядерной стратегии.

Корейская война, продемонстрировав возможность неядерного локального конфликта высокой интенсивности, способствовала росту внимания к проблемам управляемого вооружения. В 1950—1960-х годах активно развивались различные образцы управляемого оружия, в виде зенитных и крылатых ракет, управляемых авиабомб, авиационных снарядов, противотанковых управляемых снарядов и иных систем. Тем не менее, развитие управляемого оружия было по-прежнему подчинено интересам преимущественно ядерной стратегии, ориентированной на глобальную войну.

Первым конфликтом с по-настоящему широким применением управляемых вооружений стала Вьетнамская война.

В этой войне впервые системы управляемого вооружения широко применялись обеими сторонами: зенитные ракетные комплексы, ракеты «воздух-воздух» и управляемые авиабомбы. Американская авиация широко применяла управляемые авиабомбы и противорадиолокационные ракеты AGM-45 Shrike для поражения радиолокационных станций комплексов ПВО, наземных стратегических объектов, мостов. Зенитные ракеты использовались американскими кораблями для отражения нападений вьетнамских истребителей. В свою очередь, Вьетнам широко использовал поставляемые из СССР зенитные ракетные комплексы, нанося американским ВВС значительные потери, вынуждая их изыскивать способы противодействия.

Вьетнамская война и ряд арабо-израильских конфликтов (в частности, первое успешное применение противокорабельных ракет в боевой обстановке) показали, что управляемое вооружение стало неотъемлемой частью современной войны, и армия, не обладающая современными системами высокоточного вооружения, будет бессильна против высокотехнологичного противника. Особое внимание к развитию управляемых вооружений проявили США, часто участвующие в локальных конфликтах малой интенсивности.

Война в Персидском заливе наглядно продемонстрировала ту огромную роль, которую управляемое оружие играет в современной войне. Технологическое превосходство союзников позволило вести военные действия против Ирака, понеся при этом чрезвычайно низкие потери. Эффективность применения авиации в ходе операции «Буря в пустыне» была весьма высока, хотя ряд экспертов считают её результаты завышенными.

Массированное применение высокоточного оружия было продемонстрировано в ходе операции сил НАТО против Югославии. Широкое применение крылатых ракет и высокоточного оружия позволило НАТО выполнить поставленные задачи — добиться капитуляции правительства Слободана Милошевича, без прямого ввода войск и проведения наземной военной операции.

В обоих этих конфликтах было продемонстрировано, что широкое применение управляемого оружия, помимо существенного повышения эффективности ударов, также способствует снижению уровня случайных потерь среди мирного населения. Ни в Ираке, ни в Югославии не использовались ковровые бомбардировки (как во Вьетнаме) неуправляемыми бомбами, ведущие к значительным разрушениям гражданских построек, поскольку управляемое оружие позволило сравнительно точно поражать военные объекты, сводя к возможному минимуму риск сопутствующих потерь.

Как известно, военные операции на Ближнем Востоке против Югославии и Ирака Соединенные Штаты начали с массированного применения высокоточного оружия для уничтожения стратегических объектов обороны и подавления ПВО. Только после решения этих задач в действие вступили авиация и сухопутные войска. Ни Югославия, ни Ирак не имели средств ПВО, способных эффективно бороться с современными малоразмерными низколетящими высокоточными ракетами типа «Томагавк» и «Гарпун». Этот фактор во многом определил исход этих войн.

В целом, применение управляемого оружия в конфликтах конца XX — начала XXI столетия носит всё более массированный характер на всех уровнях боевых действий. Это обусловлено существенной экономией на количестве боеприпасов, необходимых для поражения, снижением риска для войск (за счет снижения количества боевых операций, требуемых для поражения конкретной цели), снижением сопутствующего ущерба для гражданского населения. В современных боевых действиях находят активное применение крылатые ракеты разнообразных типов, наводящиеся с помощью лазерного целеуказания артиллерийские снаряды, планирующие авиабомбы, зенитные ракеты различных классов. Появление ПЗРК (переносной зенитный ракетный комплекс) и ПТУРС (противотанковый управляемый реактивный снаряд) позволило придать возможности управляемого оружия на ротном и батальонном уровне.

В настоящее время все развитые страны, в том числе и Российская Федерация, обладающие военной промышленностью, рассматривают совершенствование управляемого вооружения как ключевую компоненту конфликта.

С учётом развития систем высокоточного оружия нападения правомерно возникает вопрос: возможно ли в настоящее время создание эффективной и устойчивой системы ПВО, и каким требованиям она должна отвечать?
Ответ однозначный: возможно. Но при этом она должна отвечать следующим основным требованиям:

  • быть помехоустойчивой в условиях сильного радиоэлектронного подавления;
  • обеспечивать выживаемость в условиях массированного применения высокоточного оружия (ВТО) типа ПРР «Харм» (AGM-88 HARM (англ. High-speed Anti-Radar Missile — Высокоскоростная противорадиолокационная ракета);
  • обеспечивать непосредственное поражение ВТО — КР «Томагавк», УАБ «Уолпай-2», УР «Мейверик» и других;
  • обеспечивать поражение самолетов, вертолетов, ДПЛА (дистанционно пилотируемый летательный аппарат …) и других;
  • быть эффективной в любое время суток, в простых и сложных метеоусловиях;
  • обладать высокой мобильностью, особенно при прикрытии мотострелковых и танковых подразделений;
  • иметь высокую боеготовность и надежность.

Современная система ПВО должна упреждать возможное повышение характеристик и увеличение количества способов боевого применения СВН (средства воздушного нападения). Очевидно, что для этого система ПВО и ее основные элементы должны обладать определенным запасом своих возможностей, гарантирующих приспособление существующей системы ПВО к изменениям СВН.

Во время октябрьской войны 1973 года на Ближнем Востоке основной урон израильская авиация понесла в первые дни боев от огня египетских ракетных комплексов «Куб», действовавших совместно с зенитными самоходными установками «Шилка». Уходя от ракетного обстрела «Кубов» на малую высоту, израильские пилоты попадали под огонь «Шилок». В итоге две трети уничтоженных или поврежденных израильских самолетов пришлось именно на «дуэт» «Куб» — «Шилка».

Глубоко проанализировав боевой опыт совместного применения «Куб — «Шилка», военные потребовали от военно-промышленного комплекса создания единого зенитного комплекса, оснащённого и ракетами и пушками.

По постановлению Совета Министров СССР и ЦК КПСС от 8 июня 1970 г. КБП было поручено разработать самоходный зенитно ракетно-пушечный комплекс (ЗРПК) 2С6 «Тунгуска», принятого на вооружение в 1982 г. и обозначившего новый этап в работе КБП — полноценного создания сложных комплексов вооружения. Для «Тунгуски» были созданы 30-мм пушка 2А38, зенитные управляемые ракеты (ЗУР) 9М311 и система управления огнем. С применением технических решений и ЗУР «Тунгуски» был создан корабельный ЗРПК 3М87 «Кортик»


А. Г. Шипунов

 

Разработка комплекса «Тунгуска» в целом проводилась КБП МОП (главный конструктор А.Г. Шипунов). Главными конструкторами пушек и ракеты соответственно являлись В. П. Грязев и В. М. Кузнецов.

 

В.П. Грязев

 


В.М. Кузнецов

 

В разработке основных средств комплекса участвовали Ульяновский механический завод МРП (по радиоприборному комплексу, главный конструктор Ю.Е. Иванов), Минский тракторный завод МСХМ (по гусеничному шасси ГМ-352 с системой электропитания), ВНИИ «Сигнал» МОП (по системам наведения, стабилизации линии выстрела и оптического прицела, аппаратуре навигации), ЛОМО МОП (по прицельно-оптическому оборудованию) и другие организации. Совместные (государственные) испытания комплекса «Тунгуска» проводились с сентября 1980 г. по декабрь 1981 г. на Донгузском полигоне (начальник полигона В.И. Кулешов) под руководством комиссии, которую возглавлял Ю. П. Беляков. Комплекс был принят на вооружение Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 8 сентября 1982 г.

 


ЗРК «ТУНГУСКА-М1»

 


ЗРК «ТУНГУСКА-М1» в действии

 

Зенитный пушечно-ракетный комплекс «Тунгуска», впоследствии модернизированный и получивший название «Тунгуска — М1», предназначен для противоздушной обороны подразделений мотострелковых и танковых полков при подвижных формах боя и на марше, для защиты от ударов вертолетов, самолетов тактической авиации, крылатых ракет, дистанционно-пилотируемых летательных аппаратов в условиях интенсивного огня и противодействия. Благодаря проведённой модернизации с учетом опыта последних войн вероятность поражения крылатых ракет типа «Томагавк» увеличена в 4 раза, в 1,5 раза увеличена площадь, прикрываемая одним комплексом. Кроме того, уменьшено время реакции комплекса и повышена его помехозащищенность. При этом стоимость комплекса возросла незначительно.

 

Основные характеристики

  • Вооружение: пушечно-ракетное
  • Зоны поражения:
    • по дальностям: ЗУР (зенитная управляемая ракета) - 2500−10000 м, ЗА (зенитная артиллерия) - 200−4000 м
    • по высоте: ЗУР - 15−3500 м, ЗА - 0−3000 м
  • Боекомплект: ЗУР на пусковых - 8 шт., 30-мм выстрелов - 1904 шт.

 

Состав комплекса:

  • Боевые средства:
    • боевая машина зенитная самоходная установка 2С6М1;
    • зенитная управляемая ракета;
    • 30-мм выстрел.
  • Средства технического обслуживания.
  • Учебно — тренировочные средства.

 

Преимущества и особенности применения:

  • поражение широкого спектра воздушных целей;
  • возможность обстрела внезапно появляющихся целей благодаря малому времени реакции;
  • стрельба пушечным вооружением с места и в движении в различных метеоусловиях в любое время суток по воздушным, наземным и надводным целям, а так же по живой силе противника;
  • стрельба ракетным вооружением с места и коротких остановок в условиях визуальной видимости;
  • координация боевых действий в составе подразделения при управлении от батарейного командного пункта.

Для расширения условий применения ЗСУ ракетного вооружения, а также уменьшения ошибок сопровождения цели оптическим каналом при стрельбе ЗУР, боевая машина ЗСУ 2С6М1 может комплектоваться телетепловизионной системой автоматического сопровождения цели и модернизированной радиолокационной станцией обнаружения цели с увеличенной по высоте до 6000 м зоной обнаружения.

Увидев в действии «Тунгуску-М1», военные моряки запросили создать подобный зенитно-ракетный комплекс и для ВМФ.

Используя основные принципы «Тунгуски М1» на КБП был создан корабельный зенитный ракетно- артиллерийский комплекс «Кортик» (экспортное название — «Каштан»)

 


Зенитный ракетно-артиллерийский комплекс «Каштан»

 

ЗРАК «Каштан» в действии

 

Предназначен для самообороны кораблей или наземных стационарных объектов от различных средств воздушного нападения, в том числе от летящих на предельно малых высотах противокорабельных крылатых ракет, а также для обстрела малоразмерных морских и наземных целей.

 

Основные характеристики:

  • Система управления - радиолокационная оптико-электронная
  • Зоны поражения:
    • по дальности: ЗУР - 1500−10000 м, ЗА - 500−4000 м
    • по высоте: ЗУР - 2−6000 м, ЗА - 0−3000 м.

Состав комплекса:

  • Боевые средства:
    • командный модуль;
    • боевые модули
    • (от 1 до 4 в одном комплексе в зависимости от водоизмещения корабля) с
    • артиллерийским вооружением;
    • зенитная управляемая ракета;
    • 30-мм выстрел;
  • Система хранения и перезаряжания (СХП) ЗУР.
  • Аппаратура контрольно-регистрирующая.
  • Базовые средства технического обслуживания.
  • Учебно-тренировочные средства:
    • классный тренажер командного модуля;
    • классный тренажер боевого модуля.

Особенности применения:

Отличительным преимуществом комплекса является наличие в его составе двух видов вооружения, а также радиолокационной и оптической систем управления в одной башенной установке, что повышает его боевую эффективность по сравнению с аналогами, имеющими каждый вид вооружения в отдельности.

При обстреле одиночной противокорабельной крылатой ракетой обеспечивается практически 100% вероятность поражения за счет обстрела ее на трех рубежах — дважды зенитными ракетами и один раз автоматами.

Высокий темп стрельбы артиллерийского вооружения при длительности очереди равной 1,2 с позволяет обеспечить эффективное поражение целей к рубежу 300−500 м.

Комплекс обеспечивает:

  • размещение на одном корабле от одного до четырех комплексов;
  • эффективное поражение широкого спектра воздушных целей;
  • возможность поражения малоразмерных морских и наземных целей;
  • высокую боевую производительность;
  • ведение боевых действий в сложных метеоусловиях;
  • автоматический режим работы.

 

Но подлинным лидером системы ПВО ближнего действия, настоящей визитной карточкой КБП стал ЗРПК «Панцирь-С1».

В нем воплощены все положения разработанной и реализованной КБП концепции построения универсального зенитного комплекса ближнего действия, обеспечивающей его превосходство над зарубежными аналогами. Он стал тем недостающим звеном в системе ПВО, с введением которого в состав группировок зенитных средств обеспечивается их наибольшая эффективность и устойчивость в условиях радиоэлектронного и огневого противодействия и максимальная адаптивность всей системы ПВО к изменениям в тактико-технических характеристиках средств воздушного нападения и способах их боевого применения. В целом, реализация в комплексе ракетно-артиллерийского вооружения с высокими тактико-техническими характеристиками адаптивной системы управления в различных боевых условиях ставит ЗРПК «Панцирь-С1» в ряд наиболее перспективных образцов высокоинтеллектуального оружия XXI века.

 

ЗРПК «Панцирь-С1»

 

Пуск ракеты с ПЗРК «Панцирь-С1»

 

Зенитный ракетно-пушечный комплекс (ЗРПК) «Панцирь-С1» предназначен для противовоздушной обороны малоразмерных военных и административно-промышленных объектов и районов от самолетов, вертолетов, крылатых ракет и высокоточного оружия, управляемых авиабомб и дистанционно пилотируемых аппаратов, а также для усиления группировок ПВО при отражении массированных ударов СВН и обеспечения поражения легкобронированных объектов.

 

Основные характеристики:

  • Вооружение - комбинированное ракетно-пушечное
  • Зоны поражения:
    • ракетным вооружением: по дальности - 1200−20000 м, по высоте - 15−15000 м
    • пушечным вооружением: по дальности - 200−4000 м, по высоте - 0-3000 м.

Состав комплекса:

  • Боевые средства:
    • боевая машина (до 6шт. в батарее);
    • пункт управления подразделениями;
    • зенитная управляемая ракета;
    • пушечное вооружение;
    • транспортно-заряжающая машина.
  • Средства технического обслуживания:
    • машина ремонта и технического обслуживания;
    • машина технического обслуживания;
    • машина ЗИП;
    • машина юстировочная;
    • базовый комплект контрольно-проверочной аппаратуры;
    • машина ремонта и технического обслуживания пунктов управления;
    • машина технического обслуживания пунктов управления.
  • Учебно-тренировочные средства:
    • мобильный тренажер;
    • классный тренажер.

Преимущества и особенности применения:

  • универсальность действия по воздушным и наземным целям;
  • возможность стрельбы в движении;
  • модульный принцип построения, обеспечивающий размещение на колесной, гусеничной, буксируемой, стационарной базах;
  • наличие помехозащищенной многодиапазонной радиолокационно-оптической системы управления;
  • всепогодность и всесуточность применения;
  • применение малогабаритной зенитной управляемой ракеты с командной системой наведения;
  • одновременный обстрел четырех целей, в том числе трех в радиолокационном, и одной в оптическом режимах;
  • гибкость боевой работы – автономно, по принципу «Ведущий - ведомый» или под управлением батарейного командного пункта.

К серийному производству новейшего ЗРПК «Панцирь-С1» тульское Конструкторское бюро приборостроения приступило в 2007 году. Хотя серийного производства могло бы и не быть.

Техническое задание на его разработку было выдано тулякам войсками ПВО СССР еще в 1990 году. Планировалось, что новый комплекс должен прикрывать на ближних подступах от ударов высокоточного оружия мощные дальнобойные зенитные ракетные системы С-300П и радиолокационные станции в глубине территории страны.

Первый этап разработки комплекса пришелся на трудный период первой половины 90-х годов, когда государство практически прекратило финансирование новых военных разработок. Поэтому когда в 1995 году был изготовлен первый вариант комплекса, он не произвел впечатления на заказчика. Новый ПЗРК не имел никаких особых преимуществ в сравнении с уже имевшимися в войсках «Тунгусками» и «Торами». Не понравился военным и локатор управления огнем.

Казалось бы, в истории нового комплекса была поставлена жирная точка. А оказалось, что история российского «Панциря» только начиналась.

 


«Панцирь-С1» (в центре радар сопровождения целей) — две двуствольные зенитные пушки и 
12 ракет земля-воздух, готовых к запуску

 


Ракета ЗПРК «Панцирь- С1»

 

В 1996 году после долгой и упорной бюрократической борьбы с «Росвооружением» тульское КБП получило право самостоятельного экспорта своей военной продукции на внешний рынок. Руководство предприятия сразу начало активный поиск иностранного заказчика на комплекс, отвергнутый российскими военными. Интерес к нему проявили Объединенные Арабские Эмираты. В то время ОАЭ, закупившие более восьмисот БМП-3, имели довольно тесные связи с российским оборонным комплексом.

Арабские военные, однако, выдвинули настолько высокие технические требования, что фактически это означало создание совершенно нового ЗРПК. Нужно было заменить и интегрировать практически все элементы комплекса: разработать новую ракету, радар, скорострельные пушки. Дальность действия нового комплекса, получившего название «Панцирь-С1», увеличивалась в полтора раза. По условиям контракта, на разработку системы отводилось всего два года, а поставка 50 комплексов в ОАЭ должна была завершиться в течение трех лет.

Чтобы понять, насколько жесткими были эти условия, нужно вспомнить историю запуска в серийное производство комплекса предыдущего поколения, «Тунгуски». По оценке специалистов, по сложности и технологичности этот ЗРПК уступает «Панцирю» примерно в два с половиной раза. Так вот, Ульяновский завод при плане в 17 комплексов на 1982 год — первый год серийного производства — смог выпустить всего 4, а военной приемке удалось сдать только 2 из них. И это в советское время, когда и денег было больше, и гигантская отлаженная система государственного управления и партийного контроля и принуждения исправно работала. Здесь же, в условиях ограниченности финансовых ресурсов, полной анархии в отношениях с поставщиками руководство КБП пообещало в первый же год передать в ОАЭ сразу 12 комплексов.

Несмотря на запредельные технические условия и невыполнимый график работ, начальник КБП Аркадий Шипунов подписал в апреле 2000 года контракт стоимостью $734 млн, согласно которому с 2003-го по 2005 год армия ОАЭ должна была получить 24 колесных и 26 гусеничных «Панцирей». Контракт подвергся критике со стороны «Росвооружения» и конкурирующих предприятий: подписав соглашение по несуществующему «Панцирю», Шипунов закрыл эмиратский рынок для отработанного серийно производимого «Тор-М1» — этот ЗРК десятками поставлялся в это время в Китай и в Грецию.

Как легко было предвидеть, КБП не выдержало напряженных сроков контракта. Тогда почти ни у кого в стране не было опыта реализации сложных индустриальных проектов в рыночных условиях.

На поверхность вылезли старые и новые технические проблемы (например, все с тем же радаром управления огнем). Создание комплекса проходило на фоне постоянных конфликтов со смежниками, разработку некоторых блоков и систем тулякам пришлось взять на себя. Так, КБП самостоятельно разработало и подготовило к серийному производству новую радиолокационную станцию управления огнем.

А по пути еще и деньги на разработку кончились. Пришлось полностью переработать контракт по срокам и по финансовым условиям. В 2003 году удалось передвинуть начало серийных поставок на конец 2006 года и получить от ОАЭ на продолжение конструкторских работ дополнительно $66 млн.

Эмиратская армия — это своего рода технический эталон для других государств Персидского залива и арабского мира в целом. Так что можно ожидать подписания новых контрактов в ближневосточном регионе, а, быть может, и в других частях света. Возобновился интерес к «Панцирю» и со стороны Российской армии.

С высоты сегодняшнего дня ясно, что контракт 2000 года если и был технической и коммерческой авантюрой, то она вполне себя оправдала. Мучительно и долго создававшийся «Панцирь» сегодня стал лучшим российским, более того, лучшим в мире предложением на рынке средств ПВО малой дальности, и спрос на него, более чем вероятно, может вскоре превысить производственные возможности КБП. И если основная часть российской оборонки переживает кризис перехода от недофинансирования и выживания к восстановлению потенциала нормальной серийной работы только сегодня, то КБП прошло эту фазу еще в 2000 году.

 

17 марта 2008 года,
Москва, Кремль

Начало совещания с членами Правительства

 

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги! ... Сергей Борисович, Вы в пятницу проводите совещание в Туле по развитию оборонно-промышленного комплекса?

С.ИВАНОВ: Да, Владимир Владимирович, я планирую в пятницу совершить однодневную рабочую поездку в Тулу и посвятить её развитию предприятий отечественного оборонно-промышленного комплекса. В частности, у нас Тула является кузницей российского оружия, но на базе Федерального государственного унитарного предприятия «Конструкторское бюро приборостроения» мы конкретно рассмотрим вопрос разработки и уже серийного производства зенитно-ракетного комплекса «Панцирь» (Вы его видели у нас на МАКСе, на выставке). Сейчас уже вопрос стоит о серийном, массовом производстве этой новейшей системы вооружения.

В.ПУТИН: Хорошо. По результатам совещания тоже отдельно мне доложите.

 

16 ноября 2012 года Распоряжением Председателя Правительства Российской Федерации Д. А. Медведева ЗРПК «Панцирь-С1» принят на вооружение Российской армии.

Автор: Борис Богданов, 20 апреля 2016, в 13:50 +7
Противотанковые ракетные комплексы тульского КБП
Противотанковые ракетные комплексы тульского КБП
Василий Дегтярёв: От солдата до генерала
Василий Дегтярёв: От солдата до генерала