Черновики – на белый свет

Черновики – на белый свет

Проект «Черновики — на белый свет» (руководитель Фёкла Толстая, координатор Юлия Вронская), победитель конкурса Благотворительного фонда В. Потанина «Меняющийся музей в меняющемся мире», исследует способы экспонирования рукописей и их восприятие посетителями музея. Музей-усадьба Л. Н. Толстого «Ясная Поляна» открывает три итоговых выставки проекта, исследующие рукописи как документы, обладающие удивительной эмоциональной силой, открывающие «творческую кухню» Толстого, и одновременно как красивейшие объекты для рассматривания.

Есть фразы, которые хранятся в памяти каждого, например, начало «Анны Карениной»: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Все смешалось в доме Облонских». Но когда-то роман должен был начинаться по-другому, и даже семья Облонских носила другую фамилию. Как родились слова, которые теперь мы считаем каноническими? Когда они впервые появились на бумаге? Чтобы увидеть этот момент, приходите на выставки, которые открываются 30 апреля в Тульском историко-архитектурном музее.

Запись на экскурсии +7 (4872) 31-26-61

Чернила света

Кураторы: Наталья Великанова, Александр Карташов
Художник: Александр Карташов

Талант Толстого — божественный свет, который проливается на страницы романа и трогает нашу душу. Этот свет — чудо, источник которого мы пытаемся найти и проанализировать. Выставка — поиск магического сплетения, попытка понять, как свет скручивается в слово, попытка сравнить трансформацию света, которая физически происходит в рентгеновском кабинете, с более сложным преображением внутреннего божественного света в рукописи.

Лев Толстой: «Жизнь мира мне представляется так: через бесчисленные и разнообразные трубочки стремится жидкость или газ, или свет. Свет этот есть вся сила жизни — Бог. Трубочки это мы, все существа. Одни трубочки неподвижны совсем, другие чуть-чуть, третьи больше и, наконец, мы совсем подвижные трубочки. Мы можем совсем пропускать свет и можем загораживать его на время. То, что мы называем своей жизнью, личной жизнью — это способность стать поперек свету — не пропускать его, истинная же жизнь есть способность стать так, чтобы пропускать свет вполне, не задерживать его».

Чем ближе мы видим первоисточник, тем бОльшее воздействие оказывает на нас текст. Напечатанный текст провоцирует более формальное восприятие информации; рукописи, напротив, рождают дополнительные ассоциации, вдохновляют на творчество и нас. Это не опосредованная, не отредактированная информация — ее восприятие переплетается с нашими мыслями, провоцирует дополнительные творческие процессы, которые и есть настоящее чудо. Любая попытка не напрасна, надо только понять, как правильно встать к свету, чтобы пропускать его.

Анна Каренина. Кастинг. Дублин. Монтаж

Кураторы: Андрей Рымарь, Алеся Атрощенко
(Самарский литературный музей)
Художник: Мария Киселёва

На выставке можно увидеть работу творческой лаборатории Льва Толстого, понять, что и почему он так тщательно и кропотливо переделывал. Роман переписывался множество раз — от редакции к редакции менялись названия романа, имена и облик персонажей, появлялись и исчезали эпизоды и целые сюжетные линии. «Некрасивая, с низким лбом», «слишком толстая» Анастасия Гагина превратилась в «очень красивую», полную «изящества и скромной грации» Анну Каренину, первый эпизод романа оказался его серединой, чудаковатый друг Вронского Костя Нерадов стал едва ли не главным персонажем романа Константином Левиным.

«Возможность заглянуть в рукопись Толстого позволяет увидеть технологию, которую выработал для себя Толстой. Точно такой же метод работы над художественным произведением преподают сейчас во ВГИКе: краткое изложение сюжета (синопсис), поиск места каждого эпизода в действии (режиссерский сценарий), сначала схематичное прописывание, а потом усложнение, насыщение деталями (раскадровка)», — комментирует Фёкла Толстая.

Выставка показывает восстанавливаемую по черновикам логику работы писателя и отслеживает, как складывался сюжет романа, менялся облик основных персонажей и шла проработка отдельных сцен.

«Сам Толстой говорил, что объяснить, о чем «Анна Каренина», невозможно, поскольку в романе главное — не отдельная мысль, а их сцепление. Мы надеемся, что выставка позволяет увидеть, что и с чем «сцеплял» писатель, и глубже пережить работу этого «сцепления», — говорят кураторы выставки Андрей Рымарь и Алеся Атрощенко.

Разгон, нажим, высота

Куратор: Фёкла Толстая
Художник: Мария Аршакян

Сохранилось более 500 000 (!) листов, исписанных рукой Толстого. Можно сказать, что главным занятием Толстого было писательство — не только в том смысле, что он великий писатель и создавал великие тексты, но и в том смысле, что он всю жизнь писал. Разгон, нажим и высота — одновременно главные характеристики почерка и метафорическое описание творческого процесса: от вдохновения, откровения через усилие и сосредоточенность к полету и свободе.

Пространство выставки — это своеобразный кабинет писателя, в который ни разу не заходили и не уносили ничего: там одновременно существуют и черновик, и канонический текст; типографские гранки, присланные для окончательного согласования перед публикацией, и ранние планы будущего романа; разные типы бумаги и письменные принадлежности; рисунки и наброски; списки книг, необходимых для изучения темы; письма и рукописи на многих языках, написанные будто разными людьми.

Где и когда?
15 июня 2015, понедельник
11:00
16 июня 2015, вторник
11:00
17 июня 2015, среда
11:00
0